ФЭНДОМ


Эта статья содержит информацию о диалогах Алистера с сопартийцами Стража, а также высказывания, которые он делает в некоторых сюжетных местах.

Комментарии Алистера

  • (рядом с висельником в Диких землях Коркари) Смотри! Бедняги. Это, по-моему, неоправданная жестокость.
  • (после нахождения трёх склянок с кровью порождений тьмы) Нам по-прежнему нужно найти эти документы. Если они вообще существуют.
  • (на третьем этаже башни Ишала) Надеюсь, Логэйн будет готов ударить, как только мы зажжем сигнал. Король без нас не справится!
  • (рядом с клетками мабари в башне) Вон тот рычаг, используй его, чтобы освободить волкодавов!
  • (на верхнем этаже башни Ишала) Маяк вон там! Мы наверняка пропустили время сигнала… зажжем его скорей, пока ещё не поздно!

  • (войдя в Лотеринг) Я могу только догадываться, но, кажется, все в Лотеринге уже в курсе насчёт наступающих порождений тьмы.
  • (в Церкви) Интересно, кто-нибудь задумывался, Андрасте вообще была такая? Может, она была страшненькая. Может, у неё зубы были кривые. Откуда нам знать?

  • (в деревне Редклиф, при выходе из церкви) (Принюхивается) Чем это тут пахнет? Рыбой? И чем-то еще... наверно, другой рыбой.
  • (в деревне Редклиф, у мельницы) Прямо словно домой пришел. Только нежити больше.
  • (Замок Редклиф, подвал) Я в детстве как-то раз запер себя в клетке. Хорошее было время.

  • (у входа на пристань на озере Каленхад) Ты когда-нибудь задумывался, зачем маги построили свою башню на озере Каленхад? Просто наперекор здравому смыслу или ещё зачем-то?
  • (перед дверью в комнатах учеников) Насколько мне помнится, «запри дверь, выброси ключ» - это аварийный план действия у храмовников.
  • (в комнатах старших магов) Ты чувствуешь? Здесь гораздо холоднее.
  • (на входе в Большой зал) Такое впечатление, что чем выше - тем хуже обстоит дело...
  • (в Большом зале, после нахождения последнего фрагмента текста Страж предела) Судя по всему, мы не найдем нашего прекрасного ученика в целости и сохранности.
  • (на входе в комнаты храмовников) По-моему, это совершенно ни к чему.
  • (после убийства Шах Вирда) Разве можно ждать от них большего? У меня от одних мыслей о Тени кружится голова.

  • (на входе в Западный Бресилиан) Давайте держаться рядом. В таких лесах раз, два и потерялся.
  • (Восточный Бресилиан, у Северного кладбища) Тут был когда-то город? Его построили прямо в лесу, или лес подступил уже потом?
  • (у входа в Руины) Кажется, это он. Город оборотней. Просто блошиный рай, правда?
  • (Верхний уровень Руин, у входа) Это эльфийская постройка? Эльфы что, жили под землей, как гномы?
  • (Верхний уровень Руин, у зала с драконом) Кажется, впереди нас кто-то ждет. Кто-то большой.

  • (на рыночной площади торгового квартала Денерима) Говорят, здесь можно получить всё что захочешь. Я однажды получил в глаз.
  • (в таверне "Покусанный дворянин") Вот сюда любит приходить знать, чтобы нализаться в стельку и помериться пафосом. Эх, молодость-молодость.
  • (у лавки "Диковинки Тедаса") О! "Диковинки Тедаса"! Эрл Эамон когда-то купил мне здесь кукольного голема... Я тогда совсем-совсем маленький был.
  • (в "Диковинках Тедаса") Интересно, откуда они берут все это добро? Нет ли у них, кстати, маленьких кукольных големов?
  • (в "Жемчужине") Почему они это называют "публичным домом"? Публики как-то немного... Или просто время не то?
  • (во дворе поместья эрла Денерима) Эрл сюда часто захаживал, когда я был маленьким. Я тогда… м-м… спал с собаками.
  • (Эльфинаж, у входа) Э… они же на нас всем скопом не нападут, да? Это неправда, что эльфы толпой набрасываются?
  • (Эльфинаж, у Венадаля) Вот это дерево так дерево. Интересно, детишки на него забираются?

  • (Перевал в Морозных горах, перед мостом) Большинство торговцев в Орзаммар не пускают, так что они просто... толкутся у дверей. Говорят, тут законов нет вообще.
  • (на входе в Зал Героев Орзаммара) Эти статуи, если я правильно помню, - гномьи Совершенные. Лучшие из их предков.
  • (у входа в Общинные залы Орзаммара) Ух ты! Значит… это и есть Орзаммар? Он просто огромен!
  • (у таверны «У кабатчиков») Что за запах? Гномья рвота? Прелестно.
  • (в таверне «У кабатчиков») Я как-то пробовал гномий эль. Сперва вообще думал, что они это наземникам специально наливают, в шутку. Оказалось, сами пьют.
  • (на входе в Глубинные тропы) Глубинные тропы – дом родной для порождений тьмы. Как ни странно, считается, что во время Мора по ним ходить безопаснее.
  • (в Алмазных залах Орзаммара) Выходит, чем ближе к поверхности ты живешь, тем ты знатнее? А если выйдешь на поверхность - опять шваль последняя?
  • (у зала Совета в Алмазных залах) Ух, сколько лавы. И что, у них никогда извержений не бывает?
  • (на Испытаниях) Арена для Испытаний. Кровавое зрелище для народа во всей своей красе.
  • (на входе в Пыльный город) Сейчас угадаю: здесь живут бедные гномы?

  • (Деревня Убежище) Никогда не слышал о том, чтобы здесь была деревня. Она на карте вообще есть?
  • (Разрушенный храм, у входа) Дыхание Создателя! Вы только взгляните!
  • (Разрушенный храм, библиотека) Старые книги. Интересно, их еще можно прочесть?
  • (Разрушенный храм, восточный переход в Пещеры) Это архонт Гессариан, магистр, приговоривший Андрасте к смерти в огне и сжалившийся над ней в последнюю секунду.
  • (Разрушенный храм, западный переход в Пещеры) Это Маферат. Муж Андрасте, предавший ее и выдавший империи.
  • (Вершина горы, у входа) Высший дракон - это серьезно. Лучше бы нам быть осторожными… Очень осторожными.
  • (перед головоломкой с мостом) О нет. С головоломками у меня плохо.
  • (после головоломки с мостом) Дыхание Создателя. Кажется, Андрасте благоволила к умным.
  • (рядом с Урной Священного Праха) Святой Создатель, это же… это Урна Священного Праха! Это она! Это действительно она!

  • (У городских ворот в битве за Денерим) Надеюсь, жители успели уплыть отсюда, прежде чем нахлынула орда.

Алистер и Винн

  • Винн: Что это, Алистер?
  • Алистер: Э-э… носок?
  • Винн: Это грязный носок. Каким образом он оказался у меня в постели?
  • Алистер: Может, ты ему понравилась? Носки все такие проныры и пролазы. И в любом случае, это не мой носок.
  • Винн: На нём вышито твоё имя.
  • Алистер: Ой. Ха-ха-ха. Последствия обучения в Церкви. Мы там… вечно путали свои носки. В любом случае… э-э… извини, что так вышло. Я его сейчас же заберу. У меня всё равно один носок промок. Было бы недурно его переодеть.
  • Винн: Ты собираешься его надеть? Он же грязный!
  • Алистер: И сухой. Мы здесь в роскоши не купаемся.
  • Винн: Какие ужасные у тебя привычки.

  • Алистер: Винн?
  • Винн: Да, Алистер?
  • Алистер: У меня в рубашке дыра.
  • Винн: Вижу. И что?
  • Алистер: Не могла бы ты её зашить? Когда мы вернёмся в лагерь?
  • Винн: А ты сам не можешь зашить собственную одежду? Почему это я должна делать я?
  • Алистер: Иногда я захватываю слишком много ткани, она собирается в складки, и одежда потом сидит на мне криво. А ты… знаешь, ты так похожа на бабушку. Бабушки ведь этим всегда занимаются, правда? Штопают носки и всё такое прочее. Ты же не хочешь, чтобы я сражался с порождениями тьмы в дырявой рубашке? Вдруг дыра станет ещё больше, и я простужусь.
  • Винн: Ну ладно, ладно. Когда в следующий раз остановимся на отдых, я зашью твою рубашку.
  • Алистер: Ура! И, кстати, раз уж на то пошло, на локтях её тоже было бы неплохо заштопать…
  • Винн: Осторожней, молодой человек, не то у тебя будут проблемы посерьёзней складок на одежде.

  • Алистер: О-ой.
  • Винн: Что? Перестань её теребить. Только хуже будет.
  • Алистер: Так ведь зудит.
  • Винн: Ну да, потому что заживает. Не трогай её.
  • Алистер: Но меня это отвлекает. Можно, я потру её через повязку? Это ведь не то же самое, что чесать.
  • Винн: Алистер, если эта рана откроется, я её больше заживлять не буду. Можешь сам себя лечить. А если начнётся заражение, если будет кровавый гной и жар, как от погребального костра Андрасте – ко мне не приходи. Потому что я скажу только одно: “Алистер, я же говорила, чтобы ты её не теребил!”.
  • Алистер: Но ведь на самом деле заражения не будет, правда?
  • Винн: А ты попробуй расчесать – и сам увидишь.
  • Алистер: Я… э-э, она, кажется, уже и не так зудит.

  • Алистер: Как ты думаешь, Винн, башня станет когда-нибудь такой, как раньше?
  • Винн: Не знаю. Слишком много погибших. Трудно будет представить возрождение башни, над которой ещё долго будет нависать зловещим облаком память об этих смертях.
  • Алистер: Как думаешь, ты тоже будешь там? Я имею в виду, помогать в возрождении башни. После того, как всё это закончится.
  • Винн: Не могу сказать. Даже если мне суждено пережить Мор… я ведь очень старая, Алистер.
  • Алистер: С чего бы это? Только потому, что у тебя в волосах кое-где затесалась седина? Винн, ты на редкость крепкая женщина. Ты ещё увидишь возрождение башни собственными глазами.
  • Винн: Думаю, ты переоцениваешь число лет, отведённых мне судьбой. Хотя, может быть, ты и прав. А может быть, у меня не хватит духу побороть… воспоминания о том, что там произошло.
  • Алистер: Вот уж в это мне верится с трудом
  • Винн: Что ж, приятно, что кто-то так верит в мои силы. Если б ещё я сама разделяла твою веру! Это было бы замечательно.

  • Алистер: Итак… ты ведь знаешь, что я храмовник?
  • Винн: Я совершенно точно помню, что на самом деле ты никогда не был храмовником. Тебя обучали на храмовника до того, как ты стал Серым Стражем.
  • Алистер: Это верно. Но у меня, само собой, остались… все умения храмовника. Тебя это.. не пугает?
  • Винн: С какой стати? Я же не отступница. Быть может, тебе следует обратиться с этим вопросом к Морриган.
  • Алистер: Она утверждает, что не боится меня… ну, что-то в этом роде. Но ты-то чаще сталкивалась с храмовниками, чем она. Я же знаю, как маги иногда…
  • Винн: Храмовники исполняют свою работу, причём необходимую. То, что произошло в башне, в первую очередь говорит о том, как мы, маги, можем быть опасны… даже для самих себя.
  • Алистер: Да… на это дело можно посмотреть и так.
  • Винн: И кроме того, ты, на мой взгляд, вполне приличный и порядочный юноша. Если ты вдруг решишь меня прикончить, я уверена, ты по крайней мере сначала известишь меня об этом. Не так ли?
  • Алистер: О, само собой… можешь на это рассчитывать.

  • Алистер: Скажи-ка, у тебя есть дети? Внуки? Ну, я не знаю… правнуки?
  • Винн: С чего ты вообще решил, что у меня могут быть дети? Надо тебе знать, что почти всю свою жизнь я провела в Круге Магов.
  • Алистер: Ну, не знаю, просто выглядишь ты, как самая настоящая бабушка.
  • Винн: Надеюсь, это комплимент моим манерам, а не внешности.
  • Алистер: Но ведь магам не запрещено жениться или выходить замуж? Это не такой уж нелепый вопрос.
  • Винн: Разве? Кто же, по-твоему, захочет заключать брак с магом?
  • Алистер: Например, другой маг? Насколько я помню, в Круге есть и мужчины, и женщины.
  • Винн: Такого рода союзы… не приветствуются. Хотя это не мешает нам время от времени искать... общества друг друга.
  • Алистер: Я… ладно, мне вдруг показалось, что ты совсем не похожа на бабушку.
  • Винн: Это хорошо. Надеюсь, что так и есть.

  • Алистер: Знаешь, изо всех магов, каких я встречал до сих пор, ты первая, кто пришёлся мне по душе.
  • Винн: О, спасибо тебе, Алистер. Я так тронута. Ты мне тоже нравишься, Алистер. Мне приятно представлять, что мой сын вырос похожим на тебя.
  • Алистер: Твой сын? Но ты ведь сказала, что никогда не была замужем.
  • Винн: Это правда. Не была.
  • Алистер: Я… ох. Значит, это было… до того, как ты вошла в Круг?
  • Винн: Я вошла в Круг в возрасте девяти лет. Так что – нет, не тогда. Я тебе всё ещё нравлюсь?
  • Алистер: Э-э… ну да, конечно! Почему бы и нет?
  • Винн: Хорошо. Сдаётся мне, ты вовремя покинул Церковь.

  • Алистер: Так ты… говорила, что у тебя был сын? И что с ним сталось?
  • Винн: По правде говоря, Алистер, не знаю. Его… забрали у меня. Дети у нас рождаются редко, поскольку есть много способов этого избежать, и всё же такое иногда случается. И всякий ребёнок, рожденный магом Круга, принадлежит Церкви.
  • Алистер: Я… не знал. Прости.
  • Винн: Всё в порядке. Это было давно. Очень давно.
  • Алистер: И ты ничего не могла сделать?
  • Винн: Что именно? Я была слаба после родов, а там были… нет, я ничего не могла сделать.
  • Алистер: Ты думаешь о нём?
  • Винн: Каждую минуту.

  • Винн: Ты часто разговаривал с Кайланом?
  • Алистер: Ты спрашиваешь, были ли у меня какие-то отношения с моим «братом»?
  • Винн: Да. Хотелось бы мне знать, что он о тебе думал.
  • Алистер: Не думаю, что его вообще волновало моё существование. Я для него ничего не значил. Как бы то ни было, отвечу на твой первый вопрос: нет, мы ни разу не разговаривали. Ну, может быть, один раз. Мэрик и Кайлан прибыли с визитом в Редклифф, к эрлу. Нас представили друг другу. Кажется, я сказал: «Приветствую ваше высочество». Он воскликнул: «О-о! Мечи!» и удрал в оружейную. Ну, вот примерно так развивались наши отношения. После этого мы расстались. Печальная история.

(У Стража роман с Алистером)

  • Алистер: Почему ты так улыбаешься? Вид у тебя какой-то подозрительный, точно у кошки, которая сожрала голубя.
  • Винн: Канарейку.
  • Алистер: Что?
  • Винн: Я выгляжу, точно кошка, сожравшая канарейку.
  • Алистер: У меня когда-то была очень большая кошка. Но я же не об этом. Я о том, почему ты так ухмыляешься?
  • Винн: Ты смотрел на неё. И, должна заметить, с огромным интересом. Точнее, ты был... заворожен.
  • Алистер: Она наш командир. Я всегда жду её приказаний.
  • Винн: А, понимаю. И какой же приказ ты прочел в покачивании бедер?
  • Алистер: Нет-нет-нет. Я не смотрел на... ну, ты знаешь... то, что у неё пониже спины.
  • Винн: Разумеется.
  • Алистер: Я смотрел... ну, может, пару раз глянул в ту сторону. Но я на неё не глядел. И вообще... даже ничего не видел.
  • Винн: Конечно.
  • Алистер: Я тебя ненавижу. Ты плохая.



(у Стража роман с Алистером)

  • Алистер: Слушай... вот что бы ты сделала, если б кто-то сказал, что он тебя любит?
  • Винн: Наверное, для начала посмотрела бы ему в глаза. Я знаю этого "кого-то"?
  • Алистер: Нет. Я хочу сказать, представь, что ты женщина...
  • Винн: Я и так женщина, Алистер. Это будет не слишком трудно, но я попытаюсь.
  • Алистер: А-а, да это... не совсем то, что я имел в виду. Просто... представь, что ты совсем другая женщина. И кто-то сказал, что он тебя любит. Как ты себя поведешь?
  • Винн: Ну, это как сказать. Этот кто-то сказал о любви просто так, походя? А я тоже его люблю? Мне нужны подробности.
  • Алистер: Я... я не знаю, любишь ты его или нет. Может быть, и любишь. Ты... проводишь с ним много времени.
  • Винн: Может, тебе стоит дождаться подходящего случая? Ты мог бы застать её в лагере одну, подарить ей какой-нибудь подарок...
  • Алистер: Ой, да я совсем не о себе говорил... просто... в общем, забудь, что я сказал.

(У Стража роман с Алистером)

  • Винн: Алистер, можно тебя на пару слов?
  • Алистер: Безусловно, всё что угодно для моего самого любимого мага.
  • Винн: Сдаётся мне что ты и наш отважный командир стали в последнее время неразлучны. Можно сказать срослись.
  • Алистер: Это слегка преувеличено, ты не находишь?
  • Винн: Что ж, теперь, когда вы настолько сблизились, тебе наконец следует узнать, откуда на самом деле берутся дети.
  • Алистер: Прошу прощения?!
  • Винн: Знаю, Церковь говорит, что человек видит своих детей во сне, а потом добрые духи изымают их из Тени и оставляют у него на руках. Но это не правда. На самом деле происходит вот что – когда юноша и девушка крепко любят друг друга…
  • Алистер: Клянусь пылающим мечом Андрасте, я и так уже знаю, откуда берутся дети.
  • Винн: В самом деле? В самом деле знаешь?
  • Алистер: По крайней мере, надеюсь что знаю.
  • Винн: Ааа… тогда всё в порядке. Ай-ай-ай, как ты покраснел. Как мило.
  • Алистер: Ты специально это сделала?
  • Винн: Ну что ты, Алистер, зачем я бы стала так поступать?
  • Алистер: Да потому что ты злюка, под маской хрупкой старушки. Меня этим не обманешь. Я тебе теперь покажу.

(У Стража роман с Алистером)

  • Винн: Думаю, она будет с тобой очень счастлива.
  • Алистер: Больше не выйдет. На этот раз я готов.
  • Винн: Я просто хотела сказать, что всё это очень хорошо для вас обоих. Серым Стражем быть нелегко, я рада что вы нашли друг друга.
  • Алистер: О да, я и не сомневаюсь, что рада.
  • Винн: Берегите свою любовь, быть может всё это ненадолго.
  • Алистер: И что?
  • Винн: Это всё, что я хотела сказать.
  • Алистер: Правда? И не будешь щипать меня за щёки? И вгонять в краску?
  • Винн: Конечно нет. Ты мне нравишься, Алистер, ты заслужил счастья.
  • Алистер: Даже самую малость не пощиплешь мне щёки?



(У Стража роман с Морриган)

  • Алистер: Значит, ты все знаешь про него и Морриган? Ты об этом слыхала?
  • Винн: Да, думается мне, я знаю, о чем ты говоришь.
  • Алистер: И ты это одобряешь? Ты не думаешь, что это... опасно?
  • Винн: Опасно - для кого? Для неё? Или для него?
  • Алистер: Для всех. Она малефикар... и испорчена до мозга костей. Как он может вообще... нет, ничего хорошего из этого не выйдет. Она на него дурно повлияет.
  • Винн: Признаюсь, что мне не единожды приходила в голову та же мысль. Но взгляни на дело с другой стороны... Быть может, это он окажет на неё благое влияние.
  • Алистер: Знаешь, ты чересчур понимающе относишься к такому. Может, попробуешь быть чуточку построже? Я тут, знаешь ли, пытаюсь произнести проповедь.
  • Винн: Ох, прошу прощения. Так произноси, дорогой мой, произноси. А я, если хочешь, буду просто кивать.

Возвращение в Остагар

  • Алистер: Знаешь, Винн, отчего-то, вернувшись сюда, я чувствую себя ужасно старым.
  • Винн: И на что же это ты намекаешь, Алистер?
  • Алистер: А?.. Да нет, ничего. Так, подумалось...
  • Винн: Подумалось, что я в этом чувстве знаток и могу дать тебе мудрый совет?
  • Алистер: Да нет, я про то, что был тогда совсем другим. Я верил ему, понимаешь? Верил, что это будет славная битва, что мы победим...
  • Винн: Я тоже верила. Все мы тогда были чуточку моложе...
  • Алистер: Ну, только не ты. Ты и тогда была старухой.
  • Винн: С такой откровенностью, сынок, как бы тебе не помереть молодым.

(найдя наголенники Кайлана)

  • Пёс: (Радостный лай)
  • Винн: В чём дело, Алистер?
  • Алистер: Просто нехорошо, что эта вещь вот так валяется здесь, что порождения тьмы лапали её и оскверняли своим гноем. Она ведь принадлежала королю.
  • Винн: Понимаю, у меня те же чувства. Но Кайлан не первый король погибший в бою, и даже не первый, кого убили порождения тьмы.
  • Алистер: Да, но только эта рана болит сильнее.
  • Винн: Да, и дальше будет кровоточить, но жизнь продолжается. Не сомневаюсь, что порождениям тьмы не терпится дать нам побольше поводов для скорби.

(забрав переписку Кайлана из сундука)

  • Алистер: Так это правда! Он сумел договориться с Орлеем о союзе против порождений тьмы!
  • Винн: Императрица Селина просто ждала его ответа.
  • Алистер: Ответа, который так и не пришёл - и уже никогда не придёт из-за измены Логэйна.
  • Винн: Никогда - это очень долго, Алистер. Потерпи немного, пусть горячие головы поостынут. Мир между нами ещё настанет.
  • Алистер: Надеюсь, Винн, ты до этого дня доживешь.
  • Винн: А я надеюсь, что порождения тьмы не доживут.

(отыскав все доспехи Кайлана)

  • Алистер: Вот. Последнее чего не хватало.
  • Винн: Долгий выдался день. У тебя такие мешки под глазами, что, смею сказать, ты выглядишь ничуть не моложе меня.
  • Алистер: А я, с вашего позволения, миледи, скажу, что Вы молодеете с каждый днем.
  • Винн: Мальчик мой, смотри, с кем заигрываешь. Вот проснешься завтра со мной в обнимку - и я опять напомню тебе твою бабушку...
  • Алистер: С тобой в обнимку?
  • Винн: Да, ты не ослышался. Мне, знаешь ли, не впервой просыпаться в обнимку с юношей.
  • Алистер: Неужели все женщины с возрастом становятся такими злюками и развратницами?
  • Винн: Не все, радость моя, не все. Только я.

Алистер и Зевран

  • Зевран: Значит, Алистер, ты очень религиозен? Любопытно. Я вроде бы слышал, что ты рос в аббатстве?
  • Алистер: Рос я в замке. А в аббатстве я учился. Что касается религиозности… Не знаю. Не слишком. А ты как? Думаю, это не по твоей части.
  • Зевран: Ну, не скажи. Я, знаешь ли, глубоко верующий, по-своему, как большинство антиванцев.
  • Алистер: Правда? Но ты ведь убиваешь! За деньги.
  • Зевран: И при каждой возможности прошу Создателя отпустить мои грехи. Что я, по-твоему, чудовище какое?
  • Алистер: Но… ты просишь отпущения, а потом опять совершаешь те же грехи!
  • Зевран: Создатель меня ни разу не упрекнул. Так, чего же тебе надо?
  • Алистер: Я… я не знаю.
  • Зевран: Ну, а сам то! Пожалуй, тебе тоже не помешает за что-нибудь попросить прощения, верно?

  • Алистер: Зевран, хочу тебя спросить. Ты попал сюда, не в последнюю очередь, чтобы избавиться от Воронов. Так?
  • Зевран: Чистая правда.
  • Алистер: Ну, и что лично ты намерен делать, когда всё это кончится? Как я понимаю, в Антиву тебе дороги нет.
  • Зевран: А это, прежде всего, зависит от твоего соратника, Серого Стража. Так уж вышло: я в себе не волен.
  • Алистер: Да, да… Ну, а если бы мог делать, что захочешь?

(до выполнения квеста Эрл Редклифа)

  • Зевран: Почему ты решил, что я намерен куда-то отправиться?
  • Алистер: Значит, ты не прочь вернуться к Воронам?
  • Зевран: Этого я не говорил. Я, пожалуй, остался бы там, где есть. Ферелден – восхитительная страна.
  • Алистер: Что-то я тебе не верю…
  • Зевран: Плохой ты патриот, вот что! Ну, а я не стану слушать клевету на мою новую родину. Всё, больше никаких разговоров с тобой.

(после выполнения квеста Эрл Редклифа)

  • Зевран: О, сам не знаю. Разве ты не станешь королем? Так может, тебе понадобится кого-нибудь убить…
  • Алистер: Пожалуй, что да.
  • Зевран: Видишь? Такие мысли и позволяют мне надеяться на будущее в твоей прекрасной стране.
  • Алистер: Это, если я тебя найму.
  • Зевран: Знаешь, что лучше всего в королях? С ними не останешься без работы. Или они заказывают, или их.
  • Алистер: А народ еще удивляется, почему кого-то не тянет в короли.

  • Алистер: Но почему же, Зевран, Вороны послали именно тебя?
  • Зевран: А что им могло помешать меня послать?
  • Алистер: Что-нибудь могло. Для начала, ты наверняка не был лучшим из тех, кто у них имелся, верно?
  • Зевран: Ложь и клевета. Стыдно, Алистер.
  • Алистер: Я не идиот. Ну, допустим, не всегда. Ты не зелёный новичок, но я видел, как ты дерёшься. Как ни посмотри, ты не мастер боя.
  • Зевран: Если бы я вдруг полез в честный бой, это, и впрямь, могло бы помешать.
  • Алистер: Но судя по твоим рассказам о Воронах, у них есть убийцы высшей квалификации. С многолетним опытом. Почему было не послать их?
  • Зевран: И правда, почему? Загадка для грядущих веков.
  • Алистер: А, понял. Ты не хочешь мне говорить.
  • Зевран: Морриган сказала, что ты умница. Нет, она врёт.

  • Зевран: Что, Алистер, всё так же сурово смотришь?
  • Алистер: Ты не ответил на мой вопрос. Почему Вороны не послали своих лучших мастеров?
  • Зевран: Так, вот из-за чего я терплю такие ужасающие взгляды! Как ты жесток: подвергнуть меня такой пытке.
  • Алистер: Раз ты не говоришь, наверно есть какие-то причины.
  • Зевран: Раз уж тебе так важно: мастера редко берут работу за пределами Антивы. А я предложил высшую цену.
  • Алистер: Предложил цену?
  • Зевран: У нас договор: отдавать гильдии долю с того, что указано в контракте. Кто предложит большую долю, получает контракт – если гильдия считает, что от него будет толк.
  • Алистер: И они решили, что от тебя будет толк?
  • Зевран: Против двоих новичков из Серой Стражи? Видимо, да.
  • Алистер: И много народу боролись за этот контракт?
  • Зевран: Никого. Вы, как-никак, Серые Стражи, и даже в Антиве убийство членов вашего ордена считается… дурным тоном. Полагаю, тем легче было гильдии выбрать меня.
  • Алистер: Мне от этого почему-то полегчало.

  • Зевран: Знаешь, Алистер, в Антиве много связано с королевскими бастардами.
  • Алистер: Неужели?
  • Зевран: О, да. Они воевали за трон. Некоторые из них становились королями. Даже нынешняя королевская династия Антивы – это потомки сразу нескольких родов бастардов.
  • Алистер: Что-то тебя сегодня повело на никчёмные банальности.
  • Зевран: Жаль, когда кто-то из бастардов решает выступить открыто и заявить свои права, это часто кончается плохо для него.
  • Алистер: Да, угадаю: их убивают?
  • Зевран: Только самых популярных.
  • Алистер: А непопулярных?
  • Зевран: Ну, эти как-то устраиваются. Был один парень, он процветал как проститутка, благодаря невероятному сходству с королём. Состояние сколотил.
  • Алистер: Тебе он, думаю, был не по карману?
  • Зевран: Такой цинизм пойдёт тебе на пользу, дружище. Продолжай в том же духе.

(у Стража роман с Алистером)

  • Алистер: Ты не против, если я задам тебе личный вопрос?
  • Зевран: Можешь задать, но я могу не ответить.
  • Алистер: Ладно. У тебя в жизни... было много женщин? Я хочу сказать... ты похож на человека, который...
  • Зевран: Да, когда не было других дел, я время от времени позволял себе расслабиться.
  • Алистер: Ясно... Ну и как ты их... охмурял? Есть какие-то... методы? Или...
  • Зевран: "Охмурял"? Ты это серьезно?
  • Алистер: Э-э... ну да. Я не знаю, как ещё это называется.
  • Зевран: Так, давай-ка говорить напрямую. Ты никогда никого не охмурял? Ты выходит неохмуряла?
  • Алистер: Ладно. Это была плохая идея. Забудь.

(Страж спала с Алистером)

  • Зевран: Дружище Алистер, ты позволишь предложить тебе совет?
  • Алистер: Спасибо, мои волосы меня и так устраивают.
  • Зевран: Правда? Ну, как хочешь... хотя я имел в виду и кое-что ещё. Это касается твоих нынешних... трудностях с соратником, другим Серым Стражем, о которых я случайно услышал.
  • Алистер: Моих?.. Ой.
  • Зевран: Такое впечатление, будто, когда все успокаиваются, ты только за дело берешься. Ты... здоров, а? Может, переутомился?
  • Алистер: Мы же не станем это обсуждать? Я, что, головой ушибленный?
  • Зевран: Я захватил из дому особые корешки. Если их пожевать, почувствуешь прилив энергии. А насчет этого, может быть, тебе попробовать выгнуть...
  • Алистер: Эй! Стой! Как ты можешь?!
  • Зевран: Ну и ханжи вы, ферелденцы! Как же научиться доставлять удовольствие близким, если вы и говорить об этом боитесь?
  • Алистер: Ничего не слышу! Ла-ла-ла-ла-ла!

  • Алистер: Так эти рисунки, которыми у тебя покрыта вся спина...
  • Зевран: Их называют татуировки. И они у меня не только на спине, друг мой, но и во многих других местах.
  • Алистер: Э-э... ясно. Говорят их делают так: иголками вкалывают под кожу чернила.
  • Зевран: Иголками и не только. Да, это правда.
  • Алистер: Но ведь это же было больно?
  • Зевран: О да! Но, по правде говоря, вполне терпимо. Если хочешь, я и тебе сделаю татуировку. Я немного научился этому в Антиве.
  • Алистер: Э-э-э, нет... нет, думаю, не стоит.
  • Зевран: Да ладно. Всего одну маленькую татуировочку. Скажем, знак Серых Стражей. Это будет так мужественно. Где мои иголки?
  • Алистер: М-м... пожалуй, в другой раз. Я сейчас... пойду, постою вон там.

  • Алистер: Я всё думаю о тех рисунках на коже. Как ты их назвал?.. Татуировки. Ты говорил, что можешь сделать такую. Ты ещё не передумал?
  • Зевран: О! Так ты решил рискнуть? Подумаешь, немножко боли, верно?
  • Алистер: Боль меня не волнует. Занятные они, эти татуировки. Хотя я предпочел бы, чтобы моя была... поменьше. Когда ты сможешь её сделать?
  • Зевран: Не так быстро, друг мой. Разве ты не знаешь, что на сей счет существует целый ритуал? Вначале я должен выкупать тебя в розовой воде с оливковым маслом.
  • Алистер: Ты должен... выкупать меня? Это как-то... странно.
  • Зевран: Нет-нет, вовсе нет. Нужно, чтобы смесь впиталась в твою кожу. Подготовила её к работе с чернилами. Да и массаж довольно приятный. Не беспокойся, ты в хороших руках.
  • Алистер: Э-э-э... массаж? Ты меня разыгрываешь, что ли?
  • Зевран: Может да, а может и нет. Описать тебе остальной ритуал?
  • Алистер: Хм-м, нет. Нет, я тут ещё немного подумал... и передумал.
  • Зевран: Превосходное решение.

  • Алистер: Все эти истории, которые рассказывают о Воронах... это же всё выдумки, а? Они сильно смахивают на преувеличение.
  • Зевран: Трудно сказать. Что именно ты слышал? У нас в Антиве говорят, что ферелденец не может заснуть, если у него под боком не пристроится собака. Это правда?
  • Алистер: Собака? Нет. Конечно, нет. Мы высоко ценим наших псов. Они часть нашей истории.
  • Зевран: А, вот как? Тогда, может, это просто был намек на ферелденских женщин?
  • Алистер: Ха-ха-ха! Ну... раз уж речь зашла об этом...
  • Зевран: Что до тех историй, которые ты слышал... всё правда.
  • Алистер: Точно. Даже те, в которых рассказывается, как вам... ну, ты знаешь, платят.
  • Зевран: Особенно те.
  • Алистер: Ох, что-то я совсем запутался.

Алистер и Лелиана

  • Алистер: Итак… давай-ка я перейду сразу к делу. Ты ведь была монахиней?
  • Лелиана: Но и ты ведь наверняка был монахом до того, как стал храмовником?
  • Алистер: На самом деле, я так и не стал храмовником. Меня взяли в Серые Стражи до того, как я дал свои последние обеты.
  • Лелиана: Ты когда-нибудь жалел о том, что покинул Церковь?
  • Алистер: Нет, никогда. А ты?
  • Лелиана: Да, жалела. Ты можешь этому не поверить, но я нашла там покой. Тот самый покой, которого никогда не знала.
  • Алистер: В нашем монастыре обычно было так тихо, что я начинал вопить во все горло и вопил, пока не прибегал кто-нибудь из братьев. Тогда я говорил, что это просто проверка. Кто знает, что может случиться, верно?
  • Лелиана: Я… нет, никогда такого не проделывала. Я наслаждалась тишиной.
  • Алистер: Дело твоё. Я вот наслаждался от души, глядя на их физиономии.

  • Лелиана: Что это за… суп ты приготовил вчера на ужин?
  • Алистер: А-а, это? Традиционная ферелденская похлёбка из баранины с горохом. Тебе понравилось?
  • Лелиана: А, так… там была баранина? По её виду и вкусу… я бы нипочём не догадалась.
  • Алистер: Разве в Лотеринге вам не варили баранину с горохом?
  • Лелиана: Мы там питались просто. Пшеничные зёрна в виде бисквитов или хлебцев и овощи с огорода, слегка отваренные. И никаких сытных похлёбок.
  • Алистер: А, значит, в последний раз ты ела баранину, сваренную по орлесианскому рецепту. Нет уж, добрая еда не должна быть такой причудливой и утончённой, как в Орлее. Мы тут, в Ферелдене, делаем всё, как надо. Собираем всё, что нужно, кладём в самую большую кастрюлю, какая только подвернётся, и варим, как можно дольше, пока варево не обретёт ровный серый цвет. Как сделается совсем однородным и неаппетитным на вид, значит, ясно – готово.
  • Лелиана: Ты меня разыгрываешь.
  • Алистер: (Смеется) Надо чаще есть в ферелденских трактирах.

  • Алистер: Никак не привыкну, что ты можешь так тихо двигаться.
  • Лелиана: Я училась этому долгие годы, но так и не смогла достичь совершенства.
  • Алистер: Значит, ты не подкрадываешься, когда шпионишь?
  • Лелиана: Мы все действуем по-разному. Некоторые предпочитают вообще оставаться невидимыми, укрываются в тенях и мраке. Я думаю, в том, что тебя увидят, нет ничего дурного. Лишь бы не присматривались и не запомнили. Я обычно подбиралась, не привлекая внимания, с таким видом, будто нахожусь там по праву. Это всё равно, что невидимость, только иного рода.
  • Алистер: Ага. Я, правда, слышал, что ты охмуряла свои объекты. Как такое не запомнить?
  • Лелиана: Мёртвые не помнят…
  • Алистер: О-о!
  • Лелиана: Встретить смерть в обществе обаятельной дамочки… это ведь хорошо, правда?
  • Алистер: Не знаю, насколько серьёзно ты говоришь… но порой ты меня пугаешь.

  • Алистер: Знаешь, я тут слыхал про орлесианских бардов.
  • Лелиана: А кто про них не слыхал? Они всё-таки знамениты.
  • Алистер: Истории, которые я слышал, довольно-таки… колоритные. О том, как одна бардесса убивала своих слушателей. Убаюкивала их песнями, и они… расслаблялись.
  • Лелиана: Если б такие байки были правдивы, кто решился бы пригласить барда выступать при дворе?
  • Алистер: Ну, не знаю. Опасность бывает притягательна, правда ведь? И потом, ведь не можете все вы быть убийцами. Я бы рискнул. Если, конечно, эти истории правдивы.
  • Лелиана: У нас были правила на сей счёт. Очень строгие правила.
  • Алистер: Например? Ты же мне этого не расскажешь, верно?
  • Лелиана: Скажем так – у меня было очень много причин примкнуть к Церкви. И хватит об этом.

  • Алистер: И как ты думаешь, что станется со всеми теми людьми, кто остался в Лотеринге?
  • Лелиана: Некоторые из них сумеют добраться до Денерима. Многие умрут. На всё воля Создателя.
  • Алистер: Разве ты не жалеешь, что мы не могли задержаться там подольше? Я имею в виду – чтоб ещё кому-то помочь?
  • Лелиана: Если Мор не остановить, погибнут все. Это и есть высшее благо, которому мы оба сейчас служим.
  • Алистер: То есть, ради высшего блага можно бросить кого-то на смерть? Я… я в этом не очень уверен. Меня мучила совесть от того, что мы покинули всех этих людей, напуганных и беспомощных.
  • Лелиана: Алистер, ты исполняешь свой долг. Дальше может быть ещё хуже… знаешь, ты должен закалить своё сердце.
  • Алистер: У меня это никогда толком не получалось. Я имею в виду, закалять своё сердце. Мне кажется, иногда лучше быть мягкосердечным, ну хоть немножко. Мне это не мешает.
  • Лелиана: Я не верю тебе. И как бы то ни было, ни у кого из нас нет выбора.

  • Алистер: Слушай… я насчёт того, что между вами происходит. Разве ты не нарушаешь свои обеты?
  • Лелиана: Что? Что это за вопросы ты задаёшь так, походя? Что это «между нами происходит»?
  • Алистер: О да, конечно, я же слепой. Я до сих пор ни разу не заметил, как вы пожираете друг друга глазами.
  • Лелиана: Вовсе он не пожирал меня глазами. Или пожирал? Нет, правда – пожирал?
  • Алистер: Ну, вот сейчас я в этом не очень уверен. Может, и не пожирал… не знаю. Можно, конечно, спросить у него самого…
  • Лелиана: Ты не посмеешь! Или посмел бы? Нет, ты бы не посмел…
  • Алистер: Посмел бы. Но не стану. А то, чего доброго, начну дёргать у него волоски на память и передавать ему любовные записочки.
  • Лелиана: Я… знаешь что, не лезь не в своё дело! Какая невоспитанность!

  • Алистер: Я вот всё пытаюсь понять… чем может привлечь женщину такой человек, как Зевран?
  • Лелиана: Ну, с точки зрения некоторых он довольно красив. Почему ты об этом спрашиваешь?
  • Алистер: Да нипочему. Просто… тебе не кажется, что он выглядит чуточку вызывающе? Одежда, причёска…
  • Лелиана: Не понимаю. Что значит – вызывающе? Ты что-то имеешь против него?
  • Алистер: Если не считать того, что он наёмный убийца, который пытался нас убить, причём не единожды… Нет, пожалуй, нет. Неужели женщинам такое нравится?
  • Лелиана: Там, откуда я родом – да, нравятся.
  • Алистер: Хм. В самом деле? Понимаю.

  • Лелиана: Есть много удивительных легенд о королях, который пропали, а потом вернулись в свои владения и правили в величии и славе…
  • Алистер: Я никуда не пропадал. И, если уж на то пошло, не король. Да и величия во мне ни на грош.
  • Лелиана: Ты сын Мэрика, ты законный король Ферелдена.
  • Алистер: Я сын служанки, помешанной на знатных особах, и распутного мужчины, который случайно оказался королём. Слушай, я не могу быть королём. Я в иные дни путаю правый башмак с левым.
  • Лелиана: Во все времена случалось, что королевствами правили круглые дураки, а ты всё же не круглый дурак.
  • Алистер: Какое облегчение.
  • Лелиана: И не беспокойся насчёт башмаков. Королям не приходится одеваться самим. На то есть советники, верно?
  • Алистер: И, видимо, служанки, помешанные на знатных особах.

(у Стража роман с Алистером)

  • Алистер: Послушай, Лелиана... ты ведь женщина?
  • Лелиана: Я? Вот это новость. И когда же это случилось?
  • Алистер: Я просто хотел попросить совета. Как мне поступить, если... если мне вдруг понравится женщина, и...
  • Лелиана: Хочешь за ней поухаживать? Вот тебе хороший совет: никогда не спрашивай, женщина она или нет.
  • Алистер: Ага, ладно. Хорошая мысль.
  • Лелиана: Почему ты спрашиваешь? Боишься, что дело не сладится само собой?
  • Алистер: С какой стати ему сладиться? Особенно если я способен спросить у кого-то, женщина она или нет.
  • Лелиана: Алистер, тебе это только прибавляет обаяния. Ты немного неловок. Это так мило.
  • Алистер: Так мне надо быть неловким? Ты ведь только что сказала, что так поступать не следует.
  • Лелиана: Просто будь самим собой. Ты ведь это умеешь, правда?
  • Алистер: Ладно, забудь, что я спрашивал.

Алистер и Морриган

  • Морриган: Меня кое-что удивляет, Алистер. Ты уж прости.
  • Алистер: А разве у меня есть выбор?
  • Морриган: Разве не ты – старший Серый Страж из вас двоих, уцелевших при Остагаре? Мне кажется странным, что ты позволяешь собой командовать.
  • Алистер: Тебе это кажется странным, вот как?
  • Морриган: В сущности, ты подчиняешься свежеиспечённому рекруту. Так заведено у Серых Стражей? Или это просто личное?
  • Алистер: Что ты предпочитаешь услышать? Что я предпочитаю подчиняться? Да, это так.
  • Морриган: Как ты сразу насторожился.
  • Алистер: Не могла бы ты заползти в какие-нибудь кусты и там издохнуть? Это было бы просто здорово, спасибо.

  • Морриган: Одного я не понимаю, Алистер.
  • Алистер: Только одного?
  • Морриган: Насчет тебя - пожалуй, да. Почему ты лгал о своем происхождении?
  • Алистер: Я бы подумал, что уж кому-кому, а тебе про ложь все известно.
  • Морриган: Это так. Но ведь все выгоды, которые могла принести эта ложь, кончились со смертью короля Кайлана, разве нет?
  • Алистер: Возможно. Наверное, я надеялся, что все это рассосется само собой.
  • Морриган: Правда не может "рассосаться".
  • Алистер: Я и не сказал, что это был хороший план.

  • Морриган: Насколько я понимаю, обучение на храмовника не пришлось тебе по вкусу?
  • Алистер: Ты метишь в меня?
  • Морриган: А тут есть ещё кто-то, кому не удалось получить церковное образование?
  • Алистер: Причём тут «не удалось»? Меня взяли в Серые Стражи.
  • Морриган: А если бы не взяли? Что произошло бы тогда?
  • Алистер: Ну, я, вероятно бы, зарезал бы Владыку Церкви и бегал по улицам Денерима в одном исподнем.
  • Морриган: Как хорошо ты себя знаешь!
  • Алистер: Я думал, тебе это понравится.

  • Алистер: Отлично. Я наконец-то придумал вопрос, на который ты не сможешь ответить.
  • Морриган: Это ты мне говоришь?
  • Алистер: Совершенно верно. Думаешь, ты очень умная? Я придумал научный вопрос, на который ты наверняка не сумеешь ответить.
  • Морриган: О, сомневаюсь.
  • Алистер: Тогда скажи: как звали супруга Андрасте?
  • Морриган: Это не научный вопрос, а богословский.
  • Алистер: Шутишь, да? На этот вопрос смог бы ответить и пятилетний ребёнок. Неужели ты знаешь меньше, чем ребёнок?
  • Морриган: Меня не интересует ваша религия. И на этом игра закончена.
  • Алистер: Зрите: се могучий, повергнутый в прах.

  • Алистер: Скажи, Башня Магов оказалась именно такой, как ты представляла?
  • Морриган: Орды привольно рыскающих одержимых? Храмовники, готовые прирезать первого подвернувшегося мага? Да, примерно такого я и ожидала.
  • Алистер: А ты не думаешь, что тебе было бы лучше проходить обучение там? Вместо того, чтобы учиться невесть чему у своей матушки.
  • Морриган: Да, ты прав. У моей матушки не рыскало по округе столько одержимых. Это безусловно улучшило бы качество моего обучения.
  • Алистер: Хм. Ладно, твоя правда.
  • Морриган: Ты меня осчастливил.

  • Морриган: Следи за тем, куда пялишься, Алистер.
  • Алистер: Да не волнуйся. Это совсем не то, что ты думаешь.
  • Морриган: Ясно.
  • Алистер: Я смотрел на твой нос.
  • Морриган: И чем же тебя так привлёк мой нос?
  • Алистер: Я как раз думал о том, что нос у тебя в точности как у твоей матушки.
  • Морриган: Как я тебя ненавижу.
  • Алистер: Что?
  • Морриган: Не обращай внимания.

  • Морриган: Ты же… на самом деле не думаешь, что я выгляжу в точности как моя мать?
  • Алистер: А ты на самом деле всё время только об этом и думала?
  • Морриган: Мне просто любопытно.
  • Алистер: И, конечно же, ничуть не беспокойно.
  • Морриган: По-моему, я нисколечко на неё не похожа.
  • Алистер: Не знаю. Погоди, вот пройдёт пара сотен лет, и вас будет не различить.
  • Морриган: Я сказала, что нисколечко на неё не похожа!.
  • Алистер: Ладно-ладно. Понял. Теперь я вижу, что вы совершенно разные.

  • Алистер: Так о чём вы с ним договорились? Ничего, что я спрашиваю?
  • Морриган: С ним? С кем это – с ним? Для меня это должно что-то значить?
  • Алистер: Ты прекрасно знаешь, о ком я говорю. Вон о том милорде Поцелуй-Меня-Красотка.
  • Морриган: Вы только подумайте! Неужели ты ревнуешь? Неужели я отняла твоего возлюбленного Серого Стража?
  • Алистер: Что?! Да вовсе я не ревную! Я просто в ужасе.
  • Морриган: Вовсе нет, судя по тому, как ты зарумянился.
  • Алистер: Зарумянился я от страха, что ты высосешь всё кровь из меня после того, как покончишь с ним.
  • Морриган: Алистер, если б мне захотелось что-то у тебя пососать, ты узнал бы об этом первый.
  • Алистер: Это… совсем не то, что я имел в виду.
  • Морриган: Может, пойдём и вместе расскажем ему о твоём трогательном беспокойстве? Может, он будет уделять тебе больше внимания, если ты об этом его вежливо попросишь.
  • Алистер: Э… кхм. Думаю, нам больше не о чем говорить.
  • Морриган: Думаю, нам с самого начала было не о чем говорить.

  • Алистер: Итак… давай поговорим немного о твоей матушке.
  • Морриган: Я бы предпочла поговорить о твоей.
  • Алистер: О моей матушке говорить нечего. И кроме того, это ведь твоя матушка – зловещая ведьма, которая живёт в лесной чаще? Это куда интересней.
  • Морриган: Для тебя – возможно. Тебе и мох на камне показался бы интересным.
  • Алистер: А знаешь, что может быть ещё интересней? Отступники. Маги, живущие вне башни. Это, знаешь ли, противозаконно.
  • Морриган: Ты это, наверное, в книжке прочёл? Надеюсь, мелкие буковки не перетрудили твой мозг.
  • Алистер: Или мы можем не говорить о твоей матери. Меня это вполне устроит.

  • Алистер: Скажи мне вот что, Морриган. Неужели ты прожила в том лесу всю жизнь?
  • Морриган: Иногда я уходила оттуда, но всегда возвращалась. А в чём дело? Что тут странного? Это был мой дом.
  • Алистер: Но ведь там были только ты и твоя мать? И больше никого?
  • Морриган: У матери иногда бывала… компания.
  • Алистер: Что? Компания? Даже не знаю, хочется ли мне уточнять.
  • Морриган: Нет. Думаю, что не хочется.

  • Алистер: Почему ты вечно говоришь о том, какой я тупица? Я же не тупица.
  • Морриган: Если уж тебе так нужно об этом спрашивать…
  • Алистер: Потому что это ранит мои чувства. Все до единого.
  • Морриган: Что ж, когда всё это закончится, я непременно принесу тебе извинения в письменном виде.
  • Алистер: Мне дала образование Церковь. Я учил историю. Тупиц не берут в храмовники.
  • Морриган: Стало быть, я ошиблась. Ты потряс меня до глубины души.
  • Алистер: Неправда, не потряс. Ты меня даже не слушаешь.
  • Морриган: Надо же, ты всё-таки смышленей, чем кажется с виду. Ваша Церковь должна тобой гордиться.

(У Стража роман с Алистером)

  • Морриган: Хотела бы я знать вот что: позволительно ли двум Серым Стражам…кхм, как же это сказать…
  • Алистер: Дружить?
  • Морриган: Очень близко дружить.
  • Алистер: А что же в этом плохого?
  • Морриган: Сдаётся мне, что подобная расхлябанность недопустима в Ордене, который провозглашает, что отдаст все силы на борьбу с порождениями тьмы.
  • Алистер: Первое, не имеет никакого отношения ко второму.
  • Морриган: В самом деле? А что если Серому Стражу придётся выбирать между жизнью своего возлюбленного Стража и победой над Мором, что он выберет?
  • Алистер: Это… дурацкий вопрос.
  • Морриган: И ответ на него я уже получила. Очень любезно с твоей стороны.

(после завершения "Семья Алистера")

  • Морриган: Итак, ты познакомился со своей сестрой?
  • Алистер: Сводной сестрой, а, впрочем, да.
  • Морриган: И она оказалась несносной фурией?
  • Алистер: Ты бы с ней поладила, у вас есть много общего.
  • Морриган: И ты позволил ей поносить тебя, безнаказанно?
  • Алистер: В такие минуты я воистину оцениваю разницу между тобой и мной.
  • Морриган: В такие минуты, я думаю существует ли разница между тобой и поганкой.

(Алистер дал Голданне денег)

  • Морриган: Итак, ты познакомился со своей сестрой?
  • Алистер: Сводной сестрой, а, впрочем, да.
  • Морриган: И ты дал этой женщине денег?
  • Алистер: Э-э... ну да, а что?
  • Морриган: Зачем ты так поступил? Эта женщина - нахлебница, которая не оценит по заслугам твоих благодеяний. Тебе это известно?
  • Алистер: В такие минуты я воистину оцениваю по заслугам разницу между тобой и мной.
  • Морриган: В такие минуты я думаю, существует ли разница между тобой и поганкой.

(Алистер стал королем)

  • Алистер: Надеюсь, ты об этом слыхала? О том, что я буду королем? В короне, на троне и все такое прочее.
  • Морриган: Ты, верно, очень гордишься собой?
  • Алистер: Что ж, кого попало королем не сделают. Например, злобной лесной ведьме никогда не сидеть на троне.
  • Морриган: Говорят, когда-то в Ферелдене был король, который так пускал слюнки при мысли о своей обожаемой особе, что при нем постоянно находился особый слуга - утирать его величеству подбородок.
  • Алистер: Ты все это выдумала.
  • Морриган: Вовсе нет. Короли древности были бы рады, что их потомок недалеко ушел от своих благородных корней.

Пик Солдата

  • Алистер: Пик Солдата выглядит так, словно он знавал лучшие дни. Или, скорее, лучшие столетия.
  • Морриган: Когда Стражи процветали, у них не было недостатка в воинах, и достоинства их были несомненны. Теперь они принимают даже таких, как ты, Алистер.
  • Алистер: Эй!

Алистер и Огрен

  • Алистер: Что? Ты… да ты же пьян!
  • Огрен: А? Это что было, вопрос? А совсем на вопрос не похоже.
  • Алистер: Как, во имя Создателя, ты ухитряешься быть всё время пьяным? Неужели мы тащим с собой столько выпивки?
  • Огрен: Что, завидуешь?
  • Алистер: Ну да, чуть-чуть. Почему я не могу быть всё время пьяным? Мне вот никогда не удаётся напиться.
  • Огрен: Знаешь, если б ты больше пил, ты бы меньше ныл.

  • Огрен: Знаешь, что бы тебе очень пригодилось?
  • Алистер: Пара затычек для носа?
  • Огрен: Иди и найди себе девку. Неважно, какую, лишь бы не носила штаны.
  • Алистер: А с чего ты взял, что у меня её нет?
  • Огрен: Я чую невинность за версту. Это дар предков.
  • Алистер: И полезный, могу поспорить.
  • Огрен: Да не очень-то часто пригождается. Лучше б я за версту чуял сыр.
  • Алистер: Прими мои искренние соболезнования.
  • Огрен: Ага. И ты тоже.

  • Огрен: Слушай-ка… эээ…что ты делал с её ногами?
  • Алистер: С какими ногами?
  • Огрен: С её ногами. У гномьих ног есть одна проблема – они бесполезны, точно украшение.
  • Алистер: Да ничего я с ними не делал, не знаю что…
  • Огрен: Ааа, можешь не продолжать, просто отодвинул их в сторонку и приступил к делу? Молодца, сынок!
  • Алистер: Эээ… кхм…спасибо.

  • Огрен: Ну что, с начальством стало быть?
  • Алистер: Что-что?
  • Огрен: Покувыркался, говорю, с начальством?
  • Алистер: Не понимаю.
  • Огрен: Травку, говорю, помял?
  • Алистер: О чём ты?
  • Огрен: Порезвился, если хочешь.
  • Алистер: О чём ты говоришь?
  • Огрен: Попрыгал лёжа, поездил на двуногой лошадке, поиграл в зверя с двумя спинами.
  • Алистер: Ты это всё прямо сейчас придумал?
  • Огрен: Неа, всю жизнь собирал.

  • Алистер: Так ты в самом деле был женат на Бранке?
  • Огрен: Скажи-ка вот что, мальчик, ты когда-нибудь был женат?
  • Алистер: Нет конечно, меня вырастила церковь
  • Огрен: Ну так поблагодари за это самый твёрдый камень, какой только найдёшь. Брак – это развлечение для простофиль.
  • Алистер: То есть не топали вокруг семейной пещеры ножки маленьких Огренов?
  • Огрен: Всё, что мне доставалось от сбрендевшей мохоедки – это головная боль, больное ухо и расцарапанная спина, которую пришлось лечить тремя разными мазями.
  • Алистер: Ааа, так она же тебя бросила, верно? Вот ты и остался сторожем.

  • Огрен: Мда. Угу. Как-то здесь напряжённо.
  • Алистер: Ты так думаешь?
  • Огрен: Знаешь, что я делаю, чтобы снять напряжение?
  • Алистер: Боюсь даже представить.
  • Огрен: Натираю старого дружка.
  • Алистер: Да неужели.
  • Огрен: Ага. Тру, аж пока не заблестит. Сначала сухой тряпочкой, а потом добавляю чуток жира.
  • Алистер: Это отвратительно.
  • Огрен: Хочешь сказать, что в жизни не прикладывал рук к своему орудию?
  • Алистер: По-моему, это слишком личное дело.
  • Огрен: Правда? Ну и дурацкие правила у вас в Церкви. Я так предпочитаю заниматься этим в открытую.
  • Алистер: Как, у всех на глазах?
  • Огрен: Ага.
  • Алистер: Погоди, о чём ты говоришь?
  • Огрен: Нет, о чём ты говоришь?
  • Алистер: Забудь.

  • Алистер: Слушай… А в какую это игру ты играл в лагере?
  • Огрен: "Алмазный ромб". Ты что, никогда не играл в "Алмазный ромб"?
  • Алистер: Так это "Алмазный ромб"? Ну, я… слыхал про нее. Я думал, в нее играют гномьи… э-э…
  • Огрен: Валяй, договаривай. Шлюхи. Это, само собой, неправда.
  • Алистер: Значит, не шлюхи?
  • Огрен: Нет, конечно. Охотница за знатью денег не берет. Если, конечно, хочет снова увидеться со своим хахалем. Правда, я ни разу не видал, чтоб охотница отказалась от подарка.
  • Алистер: Э-э… а причем тут карточные игры?
  • Огрен: Даже охотница за знатью может заскучать. Я тебе вот что скажу, не вздумай ставить на кон одежду. Уж поверь: разденут до нитки и бросят голышом на улице.
  • Алистер: Я… поверю тебе на слово.

Алистер и Пёс

  • Алистер: Ты хотя бы знаешь, что здесь у нас творится? Мор, гражданская война… хотел бы я знать, что из всего этого тебе понятно.
  • Пёс: (Он радостно виляет хвостом.)
  • Алистер: Каждому из нас суждено сыграть особую… великую роль. Даже тебе. В некотором смысле – особенно тебе. Ты мабари. Ты охраняешь одного из самых важных…
  • Пёс: (Возбуждённый лай!)
  • Алистер: Что?
  • Пёс: (Возбуждённый лай!)
  • Алистер: Ты… ты хочешь поиграть? Но я же ещё не договорил. Почему никто не хочет меня выслушать?

  • Алистер: А вот вообще, насколько смышлены мабари? Как думаешь, понимают они всё, что мы говорим?
  • Пёс: (Лает, как бы разговаривая.)
  • Алистер: Ах вот как? Ты мог просто вслушиваться в тон моего голоса. Почём нам знать, может быть, на самом деле ты полный болван.
  • Пёс: (Злобное рычание.)
  • Алистер: Эй, полегче! Разве я сказал, что болван не может быть славным симпатяшкой? Ну-ка, кто тут у нас славный симпатяшка?
  • Пёс: (Радостный лай!)
  • Алистер: Неведение есть благо, верно? Во всяком случае, именно это мне всегда твердили в церкви.

Алистер и Стэн

  • Алистер: И ты действительно просидел в той клетке двадцать дней?
  • Cтэн: Скорее всего около тридцати. Через какое-то время я перестал считать дни.
  • Алистер: И что ты делал? Я имею в виду… двадцать дней – это долгий срок для того, кто сидит на одном месте и ничем не занят.
  • Cтэн: В удачные дни я загадывал прохожим загадки, обещая сокровища за правильный ответ.
  • Алистер: Это правда?
  • Cтэн: Нет.
  • Алистер: А-а. Жаль. Идея-то неплоха.

  • Алистер: Знаешь, ты никогда не рассказывал, как убивал время, пока сидел в клетке.
  • Cтэн: Нет, не рассказывал.
  • Алистер: Ну так… чем же ты там занимался?
  • Cтэн: Упражнялся. Смотрел на какой-нибудь предмет, а потом старался вспомнить все слова в вашем языке, которые начинаются на ту же букву, что и его название.
  • Алистер: Это… погоди. Нет, погоди. Ты опять шутишь, да?
  • Cтэн: Нет.
  • Алистер: Только не говори, что целых двадцать дней играл в слова с самим собой.
  • Стен: В Лотеринге очень много предметов, которые начинаются на букву С.

  • Алистер: Хм-м… я гляжу по сторонам, что-то вижу тут и там, просто называется, на… «С» начинается.
  • Cтэн: Это Серый Страж? То есть, по сути говоря, ты?
  • Алистер: Ух. Ты и вправду здорово играешь в слова.
  • Cтэн: (Вздох)

  • Алистер: Ты когда-нибудь говоришь? Знаешь, приятная беседа неплохо поднимает настроение.
  • Cтэн: По-твоему, прежде чем отрезать врагу голову, нужно поговорить с ним о погоде?
  • Алистер: Нет-нет, ничего.

(Алистер стал королем)

  • Алистер: Так что, думаю, когда я по-настоящему стану королем, в один прекрасный день мне придется вести переговоры с кунари.
  • Cтэн: Мой народ не ведет переговоров.
  • Алистер: Что ты хочешь этим сказать? После войны кунари заключили мирный договор и, насколько мне известно, до сих пор соблюдают его условия.
  • Cтэн: Кунари подписали бумажный мир. Но только потому что знали, что вы в него верите.
  • Алистер: И какая разница между переговорами и подписанием мира?
  • Cтэн: Кунари прекратили войну по своим собственным причинам. И когда-нибудь снова начнут ее. Соглашение для них ничего не значит.
  • Алистер: Но ведь ты, кажется, сказал, что кунари - народ чести.
  • Cтэн: Это так. Именно честь кунари вернет к вашим берегам наши военные корабли.

Алистер и Шейла

  • Шейла: Мне рассказали, что оно потеряло много сотоварищей в битве с порождениями тьмы.
  • Алистер: Я? Да, наверное. Правда, я почти никого из них близко не знал. Кроме Дункана.
  • Шейла: Мне незнакомо это имя.
  • Алистер: Это… это неважно. Тебе незачем знать, кто он был.
  • Шейла: Если кто-то и был мне дорог, я этого не помню. Всё, что я помню – как мне отдавали приказы.
  • Алистер: Если б я мог, я б сейчас с восторгом исполнил приказы Дункана.
  • Шейла: Оно любит подчиняться другим? Мне это кажется странным.
  • Алистер: Ты бы не поняла. Не обращай внимания. Я и не ожидал, что ты поймёшь.

  • Шейла: Оно кажется мне очень странным.
  • Алистер: "Оно" - это я? Меня теперь тоже зовут "оно"? Какая честь.
  • Шейла: Для того, кто считает себя воином, оно на редкость слабовольно и нерешительно.
  • Алистер: Э-э... спасибо?
  • Шейла: Оно также предпочитает прятать свои слабости за шутовской завесой.
  • Алистер: Для статуи ты знаешь чересчур много громких слов.
  • Шейла: Есть ли причина, по которой оно с таким удовольствием позволяет себя вести? Особенно когда само могло бы вести других.
  • Алистер: Ты когда-нибудь несла ответственность за жизнь одного человека? Или за сотню жизней? Или за целый народ?
  • Шейла: Конечно, нет.
  • Алистер: Тогда... просто... заткнись.
  • Шейла: Я припомню эту минуту, когда прилетят птицы.

  • Алистер: Послушай, Шейла… пока ты неподвижно стояла в Хоннлите, ты всё это время… спала?
  • Шейла: Я не нуждаюсь в сне. Моё тело не знает ни усталости, ни… э-э… прочих, связанных с плотью потребностей.
  • Алистер: Но разве ты никогда не скучаешь? Разве тебе никогда не хотелось помечтать, увидеть сон, наконец?
  • Шейла: У меня не бывает снов. Это то, что оно видит, когда спит? Оно щупает свой нос и что-то невнятно бормочет.
  • Алистер: Ну да, конечно. Я думал, что мы… э-э, постой! Ты наблюдаешь за мной?
  • Шейла: Я внимательно наблюдаю за всеми, когда они затихают на ночь. Больше делать всё равно нечего.
  • Алистер: Часами… всю ночь напролёт?
  • Шейла: Я считаю вдохи и выдохи. Это помогает справиться с непреодолимым желанием раздавить всмятку лица спящих.
  • Алистер: Ладно. Больше мы не будем делать это так часто.

  • Алистер: Скажи-ка мне вот что… ты чувствуешь боль? Когда тебя ранят в бою?
  • Шейла: Это когда оно громко визжит и обливается кровью? Тогда оно испытывает боль?
  • Алистер: Э-э… возможно. Я видел, как тебя несколько раз серьёзно ранили. Ты вообще что-нибудь чувствовала?
  • Шейла: Гнев. Даже ярость. Может быть, некоторое неудобство. Это и есть боль?
  • Алистер: Не уверен. Я бы не назвал боль неудобством. Это скорее… (пронзительно кричит)
  • Шейла: Для меня это скорее… (стонет от боли)
  • Алистер: Это скорей смахивает на бурчание в желудке. Я имею в виду – пронзительно, остро… (пронзительно кричит) Вот так?
  • Шейла: Нет. Ничего подобного.
  • Алистер: Нет? Хм. Это приятно знать.

  • Алистер: Вот этот твой… птичий бзик.
  • Шейла: Нет у меня никакого птичьего бзика! Я в высшей степени обоснованно ненавижу крылатую дрянь, которая терзает этот мир!
  • Алистер: Но ведь есть же и полезные птицы. Съедобные, например!
  • Шейла: Я одобряю ритуальное убийство мерзких тварей, но… оно их ест? Отвратительно.
  • Алистер: У некоторых птиц и вправду очень вкусное мясо. Надо только вначале их ощипать. Лично я предпочитаю шкурку.
  • Шейла: М… меня, кажется, сейчас стошнит…
  • Алистер: О-о! Голем, которого тошнит! Я должен это увидеть!

(у Стража роман с Алистером)

  • Шейла: Оно стало очень близко с другим Серым Стражем.
  • Алистер: Э-э... правда? Ну, наверно, так и есть.
  • Шейла: Мне это трудно понять. Оно слабое, ноет и постоянно смеется.
  • Алистер: Я так понимаю, с тобой у меня бы точно ничего не вышло?
  • Шейла: И ещё пытается шутить. Не понимаю, как его можно терпеть.
  • Алистер: Что ж, может, тогда ты у неё спросишь, почему я ей так нравлюсь, и перестанешь меня теребить?
  • Шейла: И болтливое. Трудно понять, почему до сих пор ему никто не проломил голову.
  • Алистер: Или, может, ты просто считаешь, что я нравлюсь ей намного больше, чем ты.
  • Шейла: Не будь глупцом.
  • Алистер: Ну да, так я и думал. Смотри, будь осторожнее. Не то я все-все разболтаю.
  • Шейла: Я пойду постою вон там.

(Шейла узнала историю своего создания)

  • Алистер: А ты вообще хочешь вернуться назад?
  • Шейла: Вот если бы оно таращилось тридцать лет на одну лужайку, я бы послушала, как оно соскучилось по этому зрелищу.
  • Алистер: Намек понят. Но если ты больше ничего не видела… наверное, тебе было страшно уйти оттуда?
  • Шейла: По счастью, я не так привязана к обыденной и знакомой обстановке, как некоторые.
  • Алистер: О, о-о! Да ты, я вижу, авантюристка. Открывательница новых миров и все такое?
  • Шейла: Что же мне, следовало так и торчать в той деревне и бояться сделать шаг в неизведанное? Что это за жизнь? Теперь я знаю, что я такое. Знаю, как меня сделали. Могу двигаться дальше. Оно, у которого всегда было и это, и многое другое, может считать себя вдвое счастливей, чем я.
  • Алистер: М-м-м. Спасибо. Я и вправду… почувствовал себя счастливым.
  • Шейла: Всегда рада помочь. В следующий раз мы поговорим о правильной речи и о его личной гигиене.

(Алистер стал королем)

  • Шейла: Итак, оно все-таки стало королем?
  • Алистер: Похоже на то.
  • Шейла: Разве это так плохо? Это ведь почетное звание, разве нет? Оно не хотело быть королем?
  • Алистер: Не хотел. Но сейчас, наверное, хочу.
  • Шейла: Если б я была королем, я бы приказала перестрелять всех птиц. Я бы вооружила всех подданных луками и поставила бы их непрерывно нести стражу.
  • Алистер: Что ж, тогда возрадуемся, что ты не король.
  • Шейла: Подозреваю, что оно думает, что это было бы бессмысленное предприятие. Но оно ошибается.
  • Алистер: М-м, верно…просто так, к слову? Этот птичий бзик? Жуть.

Алистер и Логэйн

Примечание: это диалог из "Возвращения в Остагар", не вошедший в окончательную версию.
  • Алистер: Бедный ублюдок. Кайлан был не лучшим королем, но кто заслуживает такого? И Логэйн чтит Мэрика, сына которого убил? Меня тошнит от этой мысли.

  • Логэйн: Я не хотел Кайлану такой участи, но в то время это казалось необходимым. Как и многое другое, полагаю.
  • Алистер: Нет, видишь ли, это трудно объяснить. Убитый тобою человек, сын Мэрика, находится здесь. На этом поле, усеянном мертвецами.
  • Логэйн: Я знаю, Алистер, спасибо.
  • Серый Страж: Мольбы о прощении не будет?
  • Логэйн: Я ни о чем не прошу. Я сделал выбор, ни на минуту не забывая о благе Ферелдена.
  • Серый Страж: Этот отклик вряд ли можно считать достаточным.
  • Логэйн: А что было бы достаточным? Какое покаяние подойдет для мертвеца?
  • Алистер: Я думаю, мы могли бы предложить остальным кое-что занятное...

  • Логэйн: Я не хотел Кайлану такой участи, но в то время это казалось необходимым. Как и многое другое, полагаю. Жаль.
    • Серый Страж: Жалость к cебе или к нему?
      • Логэйн: Я ни о чем не прошу. Я сделал выбор, ни на минуту не забывая о благе Ферелдена.
      • Алистер: Хорошая работа, да.
      • Логэйн: Я сожалею о многом, но размышления о не случившемся не нужны никому. И меньше всего - Кайлану. Придет время, и я обрету покой.
    • Серый Страж: Кайлан был дураком.
      • Логэйн: Я тоже так думал в свое время. Он был неопытным, порывистым, наивным. Но потом выяснилось, что моя якобы мудрость была ничем не лучше.
      • Алистер: Хорошая работа, да.
      • Логэйн: Я сожалею о многом, но размышления о не случившемся не нужны никому. И меньше всего — Кайлану. Придет время, и я обрету покой.

Диалоги в Dragon age II

Алистер стал королём

Авелин: Ваше величество! Могу я сказать, какая честь для меня - познакомиться с вами.
Алистер: Можете, но за сегодня будете первой, кто это скажет.
Авелин: Я сражалась при Остагаре. То, что случилось там, трагедия для всех.
Алистер: Да. Так оно и есть. К счастью тот, кто это устроил, уже расплатился за всё.


Андерс: Скажите... Вы не были когда-то Серым стражем?
Алистер: Это всё слухи. Стойте, стойте, а вы?..
Андерс: Это тоже слухи.
Алистер: Хм. Мы с вами популярны.


Изабела: Ого, так ты теперь король? Растёшь!
Алистер: Изабела, верно? Ты... изменилась.
Изабела: А кто не меняется?


(Страж стала королевой Ферелдена)
Алистер: Что ж, пора мне уже вернуться в старые оковы.
Теган: Вы же знаете - королева терпеть не может, когда вы называете её так.
Алистер: Да уж, не любит. Не боюсь я её, несмотря на то, что она убила архидемона.
Теган: Можете продолжать убеждать себя в этом, Ваше величество.


Алистер спился

  • Алистер: Говорю вам, я ферелденский принц!
  • Изабела: Он это все время твердит.
  • Алистер: Потому что это правда!
  • Изабела: Ну да, только теперь он просто пьянчуга в самой заднице Киркволла. Хотя чем мы лучше?
  • Алистер: Уйдите от меня. Все вы одинаковы. Меня это уже достало.
  • Хоук: Может, купить тебе ещё кружечку?
  • Алистер: Не надо мне кружечек! Ну... или надо. Только одну. Или две...
  • Изабела: Зря ты это сделала. Теперь из него целый день слова не вытянешь.
  • Алистер: Ты говоришь как Морриган.

  • Алистер: Я подвел тебя, Дункан. Прости меня.
  • Алистер: Набрасываться нехорошо...
  • Алистер: Это должен был быть я. Я, а не Логэйн!

(после разговора с Изабелой)

  • Алистер: Это все из-за Морриган, я знаю!

  • Алистер: Дурацкие Серые Стражи, дурацкие ритуалы. Для чего вообще это Посвящение? Зачем нужны Стражи? Клуб придурков, вот и все. Вокруг них все бегают, рассуждают о скверне. А вот мне это все не нужно. Вот, сказал.

Второй акт

  • Алистер: Да, я все ещё здесь! Чего вы от меня хотите?
  • Теган: Вот ты где.
  • Алистер: Уходи, Теган.
  • Теган: Хватит, Алистер. По-моему, ты уже достаточно долго жалел себя. Скажешь нет?
  • Алистер: А что мне ещё делать?
  • Теган: Начать всё заново. Идем со мной. Обратно в Ферелден.
  • Алистер: (Вздыхает)

Диалоги спутников

Dragon Age: Origins: Алистер · Винн · Зевран · Лелиана · Логэйн · Морриган · Огрен · Пёс · Стэн · Шейла
Awakening: Андерс · Веланна · Натаниэль · Огрен · Сигрун · Справедливость
Dragon Age: Witch Hunt: Ариана · Финн · Пёс
Dragon Age II: Авелин · Андерс · Бетани · Варрик · Изабела · Карвер · Мерриль · Себастьян · Фенрис · Таллис · Хоук
Dragon Age: Инквизиция: Блэкволл · Варрик · Вивьен · Дориан · Железный Бык · Кассандра · Коул · Сэра · Солас
Прочее: Диалоги заключенных · Диалоги ставки командования · Диалоги гонцов