ФЭНДОМ


Высказывания Коула и его диалоги с сопартийцами в игре "Dragon Age: Инквизиция".

Отдельные высказывания

При нахождении осколка:

  • Много ключей от храма. Все они поют, но песни разные.

Во Внутренних землях:

  • Людям нужно помочь.
  • Это храмовники, которым очень нравилось обижать магов.
  • Зачем они пришли сюда? Здесь не безопаснее.
  • Голодно, грустно, горько, хочется пить, зябко, устали... все. Почему я так мало могу?
  • Маги научились давать сдачи, но не научились останавливаться.
  • (Возле логова волков) Волки, но не волки. Безумные, больные. Им больно.

В Вал Руайо:

  • Столько людей.
  • Интересно, у них есть шляпы?
  • У них столько всего. Почему они не счастливы?
  • Они столько желают, жалеют, ждут...
  • Все такие яркие.

На Штормовом берегу:

  • Интересно, я умею плавать?
  • Столько воды. Куда она течёт?
  • Я думал, здесь всё время шторма.
  • Очень сыро.
  • Тихо.

В Бурой Трясине:

  • Как Тень, только влажно.
  • Грязи нравятся мои ноги. Не хочет отпускать.
  • Оно растет. И пахнет ростом.
  • Пиявки высасывают лишь столько, сколько им нужно.
  • Сколько старых песен под водой.

В Крествуде:

  • Людям в Крествуде нужно помочь.
  • Лучше, когда тела сжигают. Духи не думают, что это их.
  • Демоны не любят озера. Вода все время одна и та же.
  • Они хотят домой. Поэтому забираются в тела.
  • Они боятся, но мы можем их спасти.

В Западном пределе:

  • Здесь тонко. Духи заходили даже без разрывов.
  • Мне здесь не нравится. Здесь Адамант.
  • Здесь легче забывать.
  • Под нами порождения тьмы. Далеко, но песню слышно.
  • Песок хочет ко мне.
  • (О Море)
    • Инквизитор: Предел понемногу оживает после старого Мора.
    • Коул: Здесь так тихо. Не хватает людей.

На Священных равнинах:

  • Столько боли. Она стирает стены.
  • Всему больно.
  • Зачем им нужно было воевать?
  • Не понимаю войну.
  • Столько людей воюет, вредит, вытягивает демонов через дыры.

В Изумрудных могилах:

  • В башне была дама. Она кричала, но никто не слышал.
  • Люблю деревья. Они никого не обижают.
  • Если прислушаться, слышно, как все тянется к солнцу.
  • Мне нравится, как солнце проходит сквозь листву.
  • Это лучше, чем война.
  • Белки видят меня.

В Запретном оазисе:

  • Гуляем в глубине, как гномы. А они тоже слышат старую песню?
  • Я люблю лестницы.
  • Оно не хочет, чтобы мы оставались.

В Эмприз-дю-Лионе:

  • Мне нравятся горы. В них спокойно.
  • (у красного лириума) Ты слышишь? Не слушай.
  • Он опутывает мысли. Гудит.
  • Как они так выросли?
  • Все холодное.
  • Воздух пахнет камнями.
  • Здесь камни могут долго катиться.

В Свистящих пустошах:

  • Меня кто-то укусил!
  • У меня в ботинках снова песок.
  • Холодно. А почему нет снега?
  • Небо такое... большое.
  • Камни хранят былую боль. А хорошее — далеко.
  • (в гробнице Файреля): Они были гномами. Они думают, что они и сейчас гномы. Они звучат как пыль на вкус.
  • Смотрите, какие звезды. Они очень далеко. Некоторых уже нет.
    • Дориан: Даже не буду пытаться понять, о чем ты.
    • Коул: Все хорошо. Тебе они не навредят.
    • Вивьен: Я гляжу, наше существо — одна большая загадка.
    • Коул: Я не загадка. Просто тебе непонятно. Но это не мешает мне говорить.
    • Солас: Небо бездонно, но постоянно. Тебя тревожит, что оно не такое, как в Тени?
    • Коул (только если Коул больше дух): Оно вращается, только медленнее. И свет не сразу доходит.
    • Коул (во всех остальных случаях): Сначала я не помнил. Теперь хочу забыть.

Коул и Блэкволл

  • Коул: Столько масок.
  • Блэкволл: На балу? Это орлесианская культура. Привыкай.
  • Коул: Не на балу. Здесь.

  • Коул: "Пересмешник, пересмешник, перышки пестры. Что ты видишь, что ты видишь со своей горы? Что там в небе, что там в небе, что там на земле?"
  • Блэкволл: Подожди...
  • Коул: "Видишь мертвых, видишь мертвых в брошенном селе?"
  • Блэкволл: Откуда ты знаешь эту песню?
  • Коул: Просто пришла. Говорят, все ее знают. Дети ее знали.

  • Коул: Как ты вырастил волосы на лице?
  • Блэкволл: Слушай, спроси у Варрика. Он тебя вроде как усыновил.
  • Коул: У него нет волос на лице. Это маска?
  • Блэкволл: Нет, это борода. Знаешь, будь ты обычным мальчиком своих лет, я бы сказал, что и у тебя такая когда-нибудь вырастет. А вот бывают ли бороды у духов, ставших мальчиками, — понятия не имею.
  • Коул: Я постараюсь.
  • Блэкволл: Отлично. Вперед, пробуй. Желаю удачи.

  • Коул: Мы играли у костра, так что ей было тепло. Нет, это лето, Лидди.
  • Блэкволл: Опять копаешься. Может, перестанешь уже?
  • Коул: Принес ей цветок, но ее уже унесли. Оставил его на кровати. Потом восемь на пороге. На песчаной арене. На садовой скамейке. Пять на церковных алтарях. Один у девочки с ее волосами. В море... слишком много, не сосчитать. Тридцать шестой сбросил сегодня с зубчатой стены.
  • Блэкволл: Иди приставай к Соласу.
  • Коул: У тебя много чувств. Жаль, что она умерла.

  • Коул: У тебя большой нож.
  • Блэкволл: Это меч.
  • Коул: У тебя больше, чем у меня.
  • Блэкволл: Вот теперь это совсем странно звучит.

  • Блэкволл: Откуда вообще у духа может взяться плоть?
  • Коул: Не знаю. Как стражи становятся серыми?

  • Блэкволл: Знаешь, Коул, ты неплохой, в общем-то, парень. Но к тому, что вылетает у тебя изо рта, я никогда не привыкну.
  • Коул: Однажды жил человек, у которого изо рта вылетали пчелы.
  • Блэкволл: Отличное сравнение.

  • Блэкволл: На что это ты уставился?
  • Коул: На твою голову. Столько завитков, узлов. И это еще только внутри. Тебе нужна расческа.

  • Блэкволл: Эй, Коул. Скажи что-нибудь интересное.
  • Коул: "Что-нибудь интересное"...
  • Блэкволл: Н-да, чего еще я мог ожидать...

  • Коул: Когда ты нападаешь на них, то заставляешь их бить себя.
  • Блэкволл: В идеале. Потому-то мои доспехи и прочнее твоих.

(у Инквизитора нет романа с Жозефиной)

  • Коул: Благородная, блистательная, безупречная, но не безвкусная. Голос утонченный и учтивый.
  • Блэкволл: О чем это ты, Коул?
  • Коул: Мягкая, мирная, манящая. И платьем, и под ним. Ты поговоришь с Жозефиной?
  • Блэкволл: Яйца Создателя, вылези из моей головы, а? Я в твоем исполнении кажусь грязным мужланом!
  • Коул: А хочешь услышать, что она думает о тебе?
  • Блэкволл: Нет!
  • Коул: А стоило бы.

  • Блэкволл: Говорят, ты демон.
  • Коул: Да. Или дух. Я хочу, чтобы дух.
  • Блэкволл: Так или иначе, я знаю, что ты опасен.
  • Коул: Да. Как и ты.
  • Блэкволл: Что?
  • Коул: Мешок на обочине дороги, бьется, дергается. Мальчик в слезах бежит от него.
  • Блэкволл: Прелестно. Ты не только опасен, но еще и безумен.
  • Коул: Если бы ты мог, ты бы помешал. Этого достаточно. Но больше так не делай.

  • Блэкволл: Что ты здесь делаешь? Ты хоть понимаешь, что происходит в мире?
  • Коул: Я помогаю, когда плохо, даю надежду, когда ноет внутри.
  • Блэкволл: Но раньше ты убивал.
  • Коул: Да. Пока не узнал, что я такое.
  • Блэкволл: И с чего нам верить, что теперь ты будешь помогать?
  • Коул: Слишком больно, это не для меня, это должен быть кто-то, кто не убивал. Помогать, помогать, а я другой, я — это не я. Если поверить, то можно взаправду стать.
  • Блэкволл: Яйца Создателя.
  • Коул: Мы можем измениться, если достаточно хотим.

  • Блэкволл: Скажи, Коул, что ты делаешь, чтобы тебя забывали?
  • Коул: Я не совсем настоящий. Они уже хотят меня забыть. Я нахожу часть, которая не вписывается, и освобождаю. Их разум создает понятный мир, где меня нет.
  • Блэкволл: Это как-то неправильно.

(После прохождения личного квеста Блэкволла)

  • Коул: Прости, что тебя помнят. С тобой так не получится. Ты пытался все исправить. Ты не виноват.
  • Блэкволл: В чем я не виноват?
  • Коул: Им нужен был Блэкволл, а не Ренье. Поэтому они злились.
  • Блэкволл: Злились? Да ты что? А я-то думал, мне угрюмые лица почудились. Ну вот, теперь и ты знаешь. Тоже на меня набросишься?
  • Коул: Нет.

(После прохождения личного квеста Блэкволла)

  • Блэкволл: Ты, помощник тех, кому плохо... Ты не будешь злиться, что я все скрывал? 
  • Коул: От меня ты не скрывал. "Пересмешник, пересмешник". Столько голосов в повозке. Создатель, они совсем дети. Если остановлю солдат, они поймут, что это обман. Холод, западня, сердце стучит, как топоры по дверце повозки. 
  • Блэкволл: Прекрати. Пожалуйста. 

(После прохождения личного квеста Блэкволла)

  • Блэкволл: Коул, если ты знал, кто я и что натворил, почему не сказал остальным?
  • Коул: Все прячут мертвых. Все притворяются. А ты хотел это исправить.
  • Блэкволл: Я убийца.
  • Коул: Ты не хочешь им быть. Ты вырастил себя заново. Ты Блэкволл. Ты убил Ренье.
  • Блэкволл: Ах, если бы это было возможно...
  • Коул: Ты бы встал между Ренье и повозкой. Но ты не можешь. Так не бывает. Поэтому ты взял с собой мертвых — чтобы помнить.
  • Блэкволл: Пожалуй, так и есть.

(Если Коул больше дух)

  • Блэкволл: Я слыхал, ты нашел храмовника, который тебя убил.
  • Коул: Да. Его боль растаяла. И моя тоже. Он боялся. Другие храмовники были старше. Он не знал, что делать. Боялся их, боялся меня, не мог больше терпеть, запер дверь и притворился, будто ничего не было. Убежал далеко, пытался забыть, начать заново.
  • Блэкволл: Он заслужил наказания.
  • Коул: Он был наказан.

(Если Коул больше дух)

  • Блэкволл: Этот храмовник, который обидел тебя... Ты помог ему забыть?
  • Коул: Да. Он помнит, что был храмовником, а меня не помнит. Знает только, что его там сделали кем-то, кем он не хотел быть.
  • Блэкволл: Почему ты так поступил? Не стоило это у него отбирать.
  • Коул: Почему?
  • Блэкволл: Отобрать тяжелые воспоминания — это одно. Забрать чувство вины — совсем другое. Без этой вины получается, будто он тебя никогда и не убивал.
  • Коул: А разве так в мире не лучше?
  • Блэкволл: Я... я не знаю.

(После прохождения личного квеста Блэкволла и если Коул больше дух)

  • Коул: Я понимаю. Для меня помочь храмовнику забыть убийство — это как помочь тебе забыть Ренье.
  • Блэкволл: Ну... Да. Пожалуй.
  • Коул: Его боль была моей. Из-за этого не работал амулет. Нам обоим нужно было отпустить ее.
  • Блэкволл: Но теперь он не помнит, что натворил.
  • Коул: Неужели наказать его было важнее, чем унять мою боль?
  • Блэкволл: (Вздыхает.) Хорошая мы с тобой парочка. Жертва и убийца. Если тебе это поможет, парень... то я рад, что ты его простил.

(После прохождения личного квеста Блэкволла и если Коул больше дух)

  • Коул: Ты боишься, что снова станешь прежним, если забудешь. Но ты — не он. Тебе есть что нести. Оставь мертвых, не тащи их дальше.
  • Блэкволл: Спасибо.

(Если Коул больше человек)

  • Блэкволл: Я слыхал, ты нашел храмовника, который тебя обидел.
  • Коул: Да. Я пытался убить его. Я думал, что это все исправит, исправит меня.
  • Блэкволл: И как, помогло?
  • Коул: Нет. Но я теперь более настоящий. Я буду помнить.
  • Блэкволл: Это хорошо. Если не помнить, то ничему не научишься.
  • Коул: Это больно.
  • Блэкволл: Есть такое.

(Если Коул больше человек)

  • Блэкволл: Теперь, после разговора с храмовником, ты настоящий мальчик?
  • Коул: Больше, чем раньше.
  • Блэкволл: И то хлеб. Скоро, глядишь, и к людям в головы перестанешь лазать? Можешь вместо этого... не знаю... начать привыкать к еде.
  • Коул: Тьфу.
  • Блэкволл: О-о, мы уже настолько продвинулись, что нас тошнит? По крайней мере, нормальную ходьбу освоил. Скоро и есть научишься. Потом пить. Потом пить по-настоящему. Потом девушки пойдут.
  • Коул: Ты много знаешь о девушках.
  • Блэкволл: Я думал, ты прекратил рыться у меня в голове?

(После прохождения личного квеста Блэкволла и если Коул больше человек)

  • Блэкволл: Как думаешь, что сейчас делает тот храмовник? Пытается наладить новую жизнь?
  • Коул: Прекрати. Дело уже не в тебе.
  • Блэкволл: Что?
  • Коул: Кайе. Его семья. Его дети. Ты думаешь, не смотрят ли они на тебя сейчас. Хотят ли, чтобы ты мучился виной, хотят ли, чтобы искупал ее... Нет, не хотят. Если они и смотрят, то лишь жалеют о том, что умерли. Дело уже не в тебе.
  • Блэкволл: (Вздыхает.) Хорошая мы с тобой парочка. Жертва и убийца.

(После прохождения личного квеста Блэкволла и если Коул больше человек)

  • Коул: Если хочешь помнить, помни вот что: если снова превратишься в Ренье, я буду рядом, и я тебя убью. А если я снова стану демоном и буду делать больно, ты убьешь меня.
  • Блэкволл: Неплохой обмен. Договорились.

Коул и Варрик

  • Варрик: Выходит, Коул, ты можешь быть невидимым по желанию? А других людей можешь так спрятать?
  • Коул: Да. Но я устаю. И это не выходит, если они громкие. Или злые. Или яркие.
  • Варрик: А предметы? Можешь сделать так, чтобы люди не замечали вещь?
  • Коул: Может быть. А что, например?
  • Варрик: Ну я не знаю. Книгу, коробку... ящик... повозку с ящиками?
  • Сэра: Хочешь подкинуть жути своё барахло? Совсем гномячья башка не варит, да?
  • Варрик: Я просто спросил!

  • Коул: : Они смотрели на меня.
  • Варрик: Кто, парень?
  • Коул: : Слуги во дворике. В Скайхолде. Смотрели и шептались.
  • Варрик: Это всё шляпа. Трудно её не заметить. Не переживай.
  • Коул: : А что не так со шляпой?
  • Варрик: Это так, с бухты-барахты, не объяснишь. Когда вернёмся, расскажу тебе про одежду.

  • Коул: Мне поменять шляпу?
  • Варрик: Не нужно. Пока они пялятся на неё — не замечают других твоих изъянов.
  • Коул: Три незастёгнутых пуговицы на шёлковой рубашке.
  • Варрик: Именно! Если не можешь быть безупречным — а кто может? — будь ярким. Никто не заметит разницы.

  • Варрик: Слушай, парень... почему ты решил стать человеком?
  • Коул: В этом облике можно помогать.
  • Варрик: Хм. Обычно люди не выбирают себе облик. Я почему-то надеялся на более развернутый ответ.
  • Коул: Нужно было в него, но неопасного. Как он желал, чтобы не жалило.
  • Варрик: Да уж, как развернул - так и завернул...

  • Варрик: Ну давай, парень, попробуй ещё раз, как мы учили.
  • Коул: Две пары бьют одну. Каре бьет две пары. Она прячет туза драконов в высокий сапог и предлагает бармену сыграть снова. Блондинчик смотрит на стол, ворчит, вечно ворчит...
  • Варрик: Парень, соберись. Плохими воспоминаниями ты каре не побьешь.

  • Коул: Тук-тук.
  • Варрик: Ладно, попробуем. Кто там?
  • Коул: Инквизиция!
  • Варрик: Какая Инквизиция?
  • Коул: Это мы так называемся, Варрик.
  • Варрик: Нет, это тоже не то. Я надеюсь, ты не с Сэрой в этот раз советовался?

  • Коул: Кажется, я понял. Давай попробуем снова.
  • Варрик: Валяй, парень. Посмотрим, что ты понял.
  • Коул: Тук-тук.
  • Варрик: Кто там?
  • Коул: Коул.
  • Варрик: Какой Коул?
  • Коул: Коул - это я. Меня так зовут.
  • Варрик: Нет-нет-нет, ты так и не понял. Извини, парень.

  • Коул: Сначала твои истории ненастоящие. Потом их читают, и они воплощаются.
  • Варрик: Читателей главное зацепить - и они твои навеки.
  • Коул: Читатели читают, мечтают, чувствуют. Духи за Завесой сгущаются, получают очертания от чтения.
  • Варрик: У меня есть поклонники в Тени? Ну и ну. Жаль, что нельзя с ними повидаться.
  • Коул: Ты пишешь, чтобы пронизать пелену? Собрать осколки песни?
  • Варрик: Не уверен, что понимаю тебя, парень, но, может, и так.

  • Варрик: Эй, парень, в той деревне крестьянин глядел прямо сквозь тебя. Почему ты не дал ему себя увидеть?
  • Коул: Я ему не был нужен.
  • Варрик: Пусть так, но ты мог поговорить с ним и что-нибудь узнать.
  • Коул: Что узнать? Я слышу, когда нужен.
  • Варрик: Узнать, как не пугать их до смерти. Чтобы потом не приходилось стирать себя из памяти.
  • Коул: Я... попробую.

  • Варрик: Ладно, давай. Рано или поздно у тебя получится.
  • Коул: Тук-тук.
  • Варрик: Кто там?
  • Коул: Я.
  • Варрик: (Вздыхает.) Какой "я"?
  • Коул: Я! Я стучусь, а потом шучу!
  • Варрик: Уже... теплее. Пробуй ещё.

  • Коул: Но он умер в конце последней книги. Если вернётся, читатели запутаются.
  • Варрик: Та-ак. Знаешь, копаться в личной жизни — это ещё ладно, но творческие задумки — дело интимное.

  • Коул: Как ты их утешаешь?
  • Варрик: Кого, парень?
  • Коул: Всех. Ты сочиняешь, они слушают, порой печалятся, зато не злятся. Страхи стираются, забиваются в забытые.
  • Варрик: Понимаешь, люди часто как кошки. Или пушат хвост, чтобы их боялись, или жмутся в уголок, чтобы их не заметили. А покажешь им, что ты не боишься, но и не опасен — и они уже мурлыкают у тебя на коленках.
  • Коул: Кошки бьют меня лапами, даже когда я прячусь.
  • Варрик: Это многое объясняет.

  • Коул: Они когда-нибудь молчат?
  • Варрик: Парень, говорить нужно более конкретно. Кто молчит?
  • Коул: Люди в голове. Они ненастоящие, но говорят и думают. Иногда ты смотришь их глазами.
  • Варрик: Если бы они замолкали, мне бы не приходилось столько писать.

  • Коул: В руки ложится тяжело, сработано добротно, точеные черты. Всё как у неё. Следы сажи на скуле. На пальцах ожоги, нажитые за всю жизнь. Мимоходом хмурится, когда химичит с механизмом.
  • Варрик: Да, парень, она такая.

  • Варрик: Эй, парень, что сказал бы демон гордыни, чтобы поколебать решимость воительницы? Нужно, чтобы пробрало.
  • Коул: У неё один большой меч или меч и щит?
  • Варрик: Только меч. Большой, двуручный.
  • Коул: "Когда снова представишь, что он прикасается к тебе, любимый человек умрёт".
  • Варрик: Ох, мрачно прозвучало. А "он" — это кто?
  • Коул: Она поймёт. Или в книге так нельзя?
  • Варрик: Нет, очень даже можно. Хорошо, что ты не такой демон.

  • Коул: С гномами хорошо путешествовать.
  • Варрик: Приятно это слышать, парень.
  • Коул: Ты тихий, но изнутри по-прежнему слышна старая песня. Почти как у храмовников.

Коул и Вивьен

  • Коул: Ты чувствуешь, как духи вьются вокруг тебя, когда ты читаешь заклинания? Твоя магия отрывает их частички, крошечные, капли от капель, парящие перед падением. Они плещутся вокруг, водою в чашке, ограниченные, оглушенные, слышат только твою песню. Они хотят скользить, сверкать на коже. Ты сделала их сущими. Стала их Создателем.
  • Вивьен: Я. Хочу. Вымыться.

  • Коул: Ты боишься. Не нужно бояться.
  • Вивьен: Дорогой(-ая) Инквизитор, уймите, пожалуйста, вашего демона. Я не хочу, чтобы он разговаривал со мной.
  • Инквизитор: Он никому не причиняет вреда, Вивьен.
  • Вивьен: Это демон, цветик мой. Он только и может, что причинять вред.

или:

  • Инквизитор: Коул, Вивьен сейчас не настроена разговаривать.
  • Коул: Она боится.
  • Коул: Ярко. Яростный рев. Демон вздымается. Нет, я не уступлю. Больше я никому не покорюсь. Белая вспышка, минула минута, мир возвращается. Истерзанная истязаниями, улыбаюсь храмовникам, чтобы знали, что это я. Я не такой. Я могу защитить тебя. Если храмовники придут за тобой, я их убью.
  • Вивьен: Очаровательно.

  • Коул: Мне они нравятся. Наги милые. Вокруг них все такое большое, а они все равно счастливы. Если протянуть руку, они уткнутся в нее носом. Они так дружат.
  • Вивьен: Помните, Инквизитор, самые безобидные на вид — всегда самые опасные.
  • Коул: Наги не опасные.
  • Вивьен: Я не про нагов.

  • Вивьен: Удивительно, что при таком количестве разрывов демоны не выпадают обратно в Тень. Казалось бы, что может быть приятнее для заблудившихся созданий, чем вернуться домой из такого негостеприимного мира? Разве от этого не стало бы легче всем, дорогой мой?
  • Коул: Демоны не слышат тебя. Слишком больно. Этот мир им непонятен.
  • Вивьен: (Вздыхает.)

  • Коул: Ступаю в кабинет, зацепилась каймой платья, нет, сначала надо поправить, нужно выглядеть идеально.
  • Вивьен: Цветик мой, ваш питомец опять вещает. Пусть замолчит.
  • Коул: Голоса внутри. Маркиз Альфонс. "Надеюсь, герцог Бастьен погасит свет, прежде чем прикоснуться к ней. Но тогда она, должно быть, исчезнет во тьме". Платье между пальцами, бьет озноб. Нельзя. Колеса вертятся, ниточки натянуты. Он обидел. Ты подложила письмо, написала неправду, натравила на Инквизицию. Западня.
  • Вивьен: Инквизитор, ваш демон совершенно не умеет себя вести. Попросите Соласа, пусть займется его воспитанием.

  • Коул: Ты по-прежнему боишься меня, Вивьен?
  • Вивьен: Ты по-прежнему разговариваешь?

  • Коул: Солас не боится духов, Вивьен. Почему ты боишься?
  • Вивьен: Твой друг-отступник не проходил должного обучения в Круге.
    • (Если в группе есть Солас) Солас: Как мне не повезло.
  • Коул: В Круге тебя научили бояться? Там демоны сильнее?
  • Вивьен: В Круге меня научили распознавать хитрости демонов. Которыми они втираются в доверие к глупым неосторожным магам. Солас, я гляжу, тебе доверяет. Далёк ли тот час, когда ты набросишься на него?
  • Коул: Солас - мой друг!
  • Вивьен: Но тебе же хочется большего, не правда ли? Вы сможете всегда быть вместе, если ты им завладеешь. Разве не об этом ты мечтаешь? Не о собственном теле, чтобы никогда уже не пришлось возвращаться в Тень?
  • Коул: У меня есть тело... а Соласу не нужно меня бояться. И тебе не нужно... если не нападёшь первой.

или (если в группе есть Солас)

  • Коул: Я не могу вернуться в Тень. Иногда жалею об этом.
  • Солас: Не обращай на нее внимания Коул. Она стремиться разрушить то, чего не понимает.

  • Коул: Трава ни на что не жалуется. Люди ходят по ней, лощади её едят, но она всегда довольна.
  • Вивьен: Наверное, радуется, что у неё нет ушей и она тебя не слышыт.

  • Коул: Затхлый запах в библиотеке Башни, мертвечина, зола. Слишком тихо без учеников. Что-то хрустит под ногами.
  • Коул: Обгоревшие кости руки блестят в золе, как жемчужины. Архивистка... как ее звали?
  • Вивьен: Пошел. Вон.
  • Коул: Зачем ее убили? Она ведь была как они.
  • Вивьен: Они ей "помогли". Точно как ты. Всех, кто не хотел сражаться за свободу, "освобождали" огнем и молниями.
  • Вивьен: И больше не копайся в мыслях, демон. Мои воспоминания принадлежат только мне.

  • Коул: Ветер всегда куда-то летит. А что он делает, когда прилетает?
  • Вивьен: Наверное, надевает шляпу и болтает без конца.

  • Коул: Ты не была в Шпиле, когда началось восстание, Вивьен.
  • Коул: Я пытался защитить магов. Я бы тебя запомнил.
  • Вивьен: А что ты делал в Шпиле, демон?
  • Коул: Я не знал, кто я. Маги боялись, их боль звала меня, и я их освобождал.
  • Вивьен: Ты помогал магам сбежать?
  • Коул: Я убивал их, чтобы храмовники их больше не обижали.
  • Вивьен: Разумеется. Я могла догадаться, что помощь демона всегда сводится к кровопролитию.
  • Коул: Это было неправильно. Мне жаль.

  • Вивьен: Коул... Так это ты был духом Шпиля.
  • Коул: Да.
  • Вивьен: Из-за твоих убийств в Круге поднялся переполох. Это и привлекло внимание храмовников.
  • Коул: Храмовники делали магам больно.
  • Вивьен: Глупым магам-паникерам, которые из-за тебя стали опасны для себя и окружающих!
  • Вивьен: Это ты довел Шпиль до безумия. Без тебя никакого бы мятежа не было.
  • Вивьен: На твоем счету множество смертей, демон. Доволен плодами своей защиты?
  • Коул: Неправда. Ты... Правильно подберу слова, и он явит свое истинное обличье. Кровь или изгнание - и то, и то подойдет.
  • Коул: Тебе нравятся храмовники. Ты думаешь, что они были правы.
  • Коул: Тебя не нужно защищать.
  • Вивьен: Надо же, он все-таки учится.

  • Коул: Тебе было хорошо в Зимнем дворце, Вивьен.
  • Вивьен: К чему ты клонишь, демон?
  • Коул: Ты по-прежнему ранила и ранилась, но радовалась. Роскошь, разноцветье, размеренность. Правила, помогающие победить.
  • Вивьен: Бахвальство - это не по мне.
  • Коул: Поэтому ты счастливее как придворная, чем как маг. Ты боишься демонов, но не людей.
  • Вивьен: Люди могут только убить.
  • Коул: Платье идеально, туфли идеальны, шляпа идеальна, посох - парадная принадлежность, а не оружие. Моя комната. Мои люди. Моё.
  • Вивьен: Уйди, пожалуйста.

  • Коул: Дориан похож на тебя, Вивьен.
  • Вивьен: Не думаю.
  • Коул: Вокруг вас Завеса звенит. Шепчет сквозь вас, делает ярче, явственней.
  • Вивьен: Так можно сказать о любом маге. А больше меня с тевинтерским аристократом ничего не роднит.
  • Коул: Нет. Для многих магов это труд, тяжесть. Для вас это вы.
  • Вивьен: Поток бессмыслицы, как обычно.

  • Коул: Я не понимаю Селину и Гаспара.
  • Вивьен: Ну кто бы мог подумать.
  • Коул: Боли нет... То, что было, тебя не коснулось.
  • Вивьен: Демон, ты ожидал, что я буду плакать из-за того, что кто-то у власти, а кем-то пожертвовали?
  • Вивьен: Это Игра. Что бы ни творилось в Зимнем дворце, я вела свою линию и укрепляла свое положение.
  • Коул: Как у тебя получается играть и все время выигрывать?
  • Вивьен: Практика.

(После выполнения личного квеста Коула)

  • Вивьен: Теперь враги Инквизиции не могут подчинить тебя, демон?
  • Коул: Да. Теперь я не опасен.
  • Вивьен: Не менее, чем раньше.
  • Коул: Ты беспокоилась за меня.
  • Вивьен: Я беспокоилась из-за тебя, демон. Ты поднаторел в убийствах. Если уж от тебя нельзя избавиться, предпочту, чтобы ты убивал врагов.
  • Коул: Нет. Ты переживала. Та часть тебя, которая не помнит, что я - это я. Ты заглушаешь её. Ты думаешь, забота - это слабость. Не волнуйся. Я никому не скажу.

  • Коул: Ты не применяешь магию крови, Вивьен.
  • Вивьен: Естественно. Эта магия - орудие слабых. Позор для магов Серых Стражей, что они к ней прибегли.
  • Коул: Дрожь, мой нож у его горла. Только не это, только не это, я сделаю всё, что попросят, но только не это. Жертвенность в смерти. Рука берёт меня за запястье, проводит лезвием по его шее. Прости.
  • Вивьен: О чём я и говорю... Позор.

(Вивьен и Коул были в Адаманте)

  • Вивьен: Что, Коул, расстроился в Адаманте, когда твоих собратьев-духов изгнали?
  • Коул: Нет. Их освободили, отвязали, отпустили туда, где они обитают. Мне понравилось, как камнями ломали стены. Крепость кривится, старые страхи кроют края крапинками крови. Лучше, чем в прошлый раз.
  • Вивьен: "В прошлый раз"? Это надо понимать так, что ты уже был в Адаманте?
  • Коул: Да.
  • Вивьен: И что, в этот раз в Адаманте было "лучше", несмотря на архидемона?
  • Коул: В тот раз он тоже был.

Коул и Дориан

  • Дориан: Сегодня я обнаружил в своей кровати деревянную уточку. Коул, это ты?
  • Коул: Нет. Я не деревянная уточка.
  • Дориан: Я имел ввиду - это ты ее туда положил?
  • Коул: Да. Я не нашел с колесиками. Извини.

  • Коул: Дориан, твоя одежда — как Тень.
  • Дориан: Нечто из снов? Буйство красок и ощущений, подпоясанное загадкой?
  • Коул: Сверкает.

  • Дориан: Коул, а твоя одежда настоящая?
  • Коул: Конечно настоящая! Какая же ещё?
  • Дориан: Ну, я думал, может, ты её сотворил, вместе со своим физическим обликом.
  • Коул: А ты свою сотворил?! Она поэтому такая?!
  • Дориан: Ладно, проехали.

  • Дориан: А ты можешь менять облик, Коул? Если вдруг захочешь выглядеть иначе?
  • Коул: Но я не хочу выглядеть иначе.
  • Дориан: Хм-м. Многие магистры были бы в восторге, сумей они вызвать демона, похожего на человека.
  • Коул: Они бы заставили его делать больно.
  • Дориан: Тут ты прав. Заставили бы.

  • Коул: "Один за другим они шли за мной, пока их улыбки не смыло водой". Дальше стихотворение грустное.
  • Дориан: А как хорошо начиналось.

  • Коул: Дориан, ты чувствуешь капли Тени вокруг, когда читаешь заклинания? Они скапливаются за Завесой, стягиваются силой, а потом срываются на солнечную сторону.
  • Дориан: Значит, когда я бросаю сгусток огня, это просто Тень говорит "ку-ку"?
  • Коул: Нет, так она не говорит.
  • Дориан: Если она вообще говорит что-то, кроме "сгори до костей, чтоб тебя", я и слушать не хочу.

  • Дориан: Скажи, Коул, а вот когда ты погружаешься кому-то в память и пьешь оттуда... Ты выбираешь то, что увидишь, или это всякий раз случайно?
  • Коул: Это должна быть боль. Или способ утолить боль. Тогда я замечу. Рилиенус, загорелая кожа цвета виски, тень на скулах, губы изгибаются при улыбке. Он бы согласился.
  • Дориан: Я... буду тебе признателен, если больше так делать не будешь. Пожалуйста.

  • Дориан: Коул, ты ведь видел Корифея, когда он напал на Убежище. Что ты... прочитал в нем?
  • Коул: Страх внутри. Чернота, будто колодец ненависти. Мир так поменялся, надо это прекратить. Покорить, подчинить себе.
  • Дориан: Он действительно был в Черном Городе? Это правда?
  • Коул: Предательство. Зыбь по краям, как на выцветшей картине. Слишком давно, слишком много сумятицы.
  • Дориан: Предположу... что это означает "может быть".
  • Коул: Там меня пытались убить. Из-за этого было труднее.

  • Дориан: Коул, ты слышишь магию?
  • Коул: Да. А ты нет?
  • Дориан: Ну, иногда заклинания издают звук, но... мне кажется, мы все-таки слышим разное.
  • Коул: Заклинания не шепчут тебе? О том, что есть и что может быть? Не поют о причудливых дальних краях?
  • Дориан: Что-то не припомню.
  • Коул: Значит, разное.

  • Коул: Дориан, ты сказал, тебя можно спрашивать.
  • Дориан: Верно. Сказал.
  • Коул: Почему ты так злишься на отца? Он хочет помочь, ты это сам знаешь, но...
  • Дориан: Не знаю, смогу ли тебе объяснить.
  • Коул: Ты любишь его, но злишься. То и то смешивается, живёт в животе и комкается в клубок.
  • Дориан: Иногда... иногда одной любви мало, Коул.

(если личный квест Коула ещё не выполнен)

  • Дориан: Получилось защитить себя от подчинения, Коул?
  • Коул: Пока нет.
  • Дориан: Смотри не тяни. Кинжалами ты быстро орудуешь - не хотелось бы испытать их на себе.

  • Коул: Дориан, что такое "раб"?
  • Дориан: Фестус бей умо канаварум.
  • Коул: Но ты сказал, что можно спрашивать.
  • Дориан: Можно. Только... спроси лучше об этом Инквизитора.

  • Коул: Дориан, я симпатичный?
  • Дориан: Ты... что?!
  • Коул: Ты всё время говоришь, что ты симпатичный. А я? Я не понимаю.
  • Дориан: Ты вполне себе ничего. Только шляпы немножко всё портят.
  • Коул: Но мне нравятся мои шляпы.

  • Коул: "Одной любви мало". Для чего мало? Ты не объяснил, Дориан.
  • Дориан: (Вздыхает) А я уж надеялся, что с этим закончили.
  • Коул: Он среди зрителей, смотрит, как я сдаю экзамен. Так горд, что слёзы на глазах. Всё, чтобы он был счастлив, что угодно. Почему это стало неправдой?
  • Дориан: Коул, это... неподходящая тема для беседы. Пожалуйста, не надо.
  • Коул: Я делаю тебе больно, Дориан. Слова свиваются, секут, саднят. Ты говорил, можно спрашивать.
  • Дориан: Я помню. Просто ты спрашиваешь... про очень личное.
  • Коул: Но тебе больно. Я хочу помочь, но всё перепутано с любовью. Не могу распустить, не порвав. Ты слишком крепко его держишь. Даёшь себя ранить, думаешь, что боль - это ты. Зачем так?
  • Дориан: Уймите его кто-нибудь, а? Выгоните обратно в Тень или хоть куда?
  • Инквизитор: Коул хочет помочь тебе. Может, разрешишь ему?
  • Дориан: (Вздыхает) Чудесно. Какие все заботливые.

  • Дориан: Так ты ни в кого не вселялся, Коул? Ты... сам по себе такой?
  • Коул: Да.
  • Дориан: Но ведь истинный облик духов всегда был чудовищен. По крайней мере, противоестествен.
  • Коул: : Этот мир им непонятен. Слишком настоящий. Поэтому они выглядят неправильно.
  • Дориан: А ты... Именно так и хочешь выглядеть?
  • Коул: : Я хочу помогать. Как выглядеть — неважно.

Коул и Железный Бык

  • Железный Бык: Стало быть, Коул, ты дух... демон... нечто?
  • Коул: Да. А ты Железный Бык и боишься демонов. 
  • Железный Бык: Ну, скажем так, недолюбливаю. Но с тобой мы уживемся, если не будешь творить странного.
  • Коул: Не спится, простыня пропиталась потом, страшно позвать тамаззран. В темноте таятся тени. Если залезет в голову, как его потом вытащить? Все чешется, дрожь, слезы остывают на щеках. "Тама, я боюсь".
  • Железный Бык: Ну вот, уже творишь странное. О том я и говорил.

  • Коул: Васаад был зол. Пошел первым, потому что хотел драться. Повел за собой, потом принял на себя. Красные потеки на шее.
  • Железный Бык: Я просто вспоминал о... Погоди-ка, малыш, ты снова мне в голову залез?
  • Коул: Даже если бы ты пошел первым, были бы другие бои, и он бы снова не послушал. Ты не виноват.
  • Железный Бык: Виноват. Я был главный. Мог бы придумать, как... слушай, это же находка! Мы можем извлечь из этого пользу!
  • Коул: Пользу из горечи?
  • Железный Бык: Малыш, Бен-Хазрат из всего извлекает пользу.

  • Железный Бык: Эй, Коул! Отвечай быстро: какое число я загадал?
  • Коул: Больно, горячо, пытаюсь открыть, но вижу темноту. Все плохо? Нет, что стало, то стало, незачем переживать. Раненый кашляет, трясется, но сидеть может, выпучил глаза. Нет, не раненый — раненая. Вся одежда порвана. "Опасность миновала. Я Железный Бык. Как мне тебя звать?"
  • Железный Бык: Двенадцать. Я загадал число двенадцать. (Ворчит.) Демоны-дознаватели, как же. Все равно идея была дурацкая.

  • Железный Бык: Слушай, Коул, ты малыш воспитанный, в бою хорош, сердце тоже есть.
  • Коул: Есть? Это хорошо.
  • Железный Бык: Я кое-что придумал. Чтоб тебе, знаешь, землю под ногами нащупать и уже не выпускать.
  • Коул: Я не могу совсем не выпускать. Если не поднимать ног, будет шумно и пыльно.
  • Железный Бык: Так вот, когда вернемся — проведешь вечер с милой леди по имени Цукатик.
  • Коул: А ноги поднимать можно?
  • Железный Бык: С ней все можно.

  • Железный Бык: Ну что? Как тебе Цукатик? Хорошо время провели?
  • Коул: Да. Она танцевала. Потом я распутал боль, из-за которой она злилась на мать. Помог ей написать письмо домой. Она сказала, что теперь можно звать ее Маргаритой, потому что от этого имени больше не больно.
  • Железный Бык: Да уж, это пяти роялов стоило.

  • Коул: Железный Бык, ты в одном бою подставился под удар, чтобы не попали по мне.
  • Железный Бык: И что?
  • Коул: Но ты же ненавидишь демонов.
  • Железный Бык: Слушай, Коул. Пускай ты чокнутый малыш, но ты наш чокнутый малыш.
  • Коул: Ой. Спасибо.
  • Железный Бык: Только давай уж без бурных объятий. Самое большее — по спине можно похлопать. И все.
  • Коул: Ладно.

  • Железный Бык: Слушай, Коул, я тут в Скайхолде со слугами говорил — и совершенно никто тебя не помнит.
  • Коул: Они боялись меня. Чудной мальчик, неправильно двигается. Магия, маги, монстры. Им лучше было забыть.

(Если Сэра была рекруирована)

  • Железный Бык: А почему ты тогда нам разрешаешь помнить? Вон Сэра от тебя шарахается почище всяких слуг.
  • Коул: Если она забудет меня, то может случайно наброситься в бою.
  • Железный Бык: Н-да, вот ей была бы досада. Сейчас-то она только и мечтает, чтобы нарочно наброситься.
  • Сэра: Еще не хватало мне его трогать!

(Если Сэра не была рекрутирована)

  • Железный Бык: И то верно. А почему тогда ты нам разрешаешь тебя видеть?
  • Коул: Если ты забудешь меня, то можешь нечаянно наброситься в бою.
  • Железный Бык: Да, было бы досадно.

(После завершения личного квеста Коула, если Коул больше человек)

  • Железный Бык: Слушай, Коул, а ты знаешь, что теперь слуги в Скайхолде тебя помнят?
  • Коул: Да. Я теперь более настоящий. Их чувства налипают, нагружают, держат. Уже не смогу их смыть, зато удается учиться.
  • Железный Бык: О как. Ну что тут скажешь — рад за тебя.
  • Сэра: Вот-вот.

(После завершения личного квеста Железного Быка, если спасти дредноут)

  • Коул: Кровь, лязг металла, но внизу тихо, рог не протрубил. "Одноглазый ублюдок, знал, что он нас бросит".
  • Железный Бык: Вот спасибо, утешил. Опять ты за свое.
  • Коул: Они погибли, сражаясь. Ты решил, что они тебя ненавидели. А на самом деле нет. Крэм думал другое.
  • Железный Бык: Ну и что же он думал?
  • Коул: Пока остры рога.
  • Железный Бык: Ох. (Вздыхает.) Вот оно как.
  • Коул: Нет, не помогло. Я потянул клубок и порвал.
  • Железный Бык: Не переживай. Справлюсь как-нибудь.

(После завершения личного квеста Железного Быка, если спасти Быков)

  • Коул: "Тама, а какой у меня будет Кун?" Ее руки сильные, но нежные. Гладят шишечки, где вырастут рога. "Ты сильный и умный. Будешь решать задачи, какие другим не по плечу". Она улыбается, но грустит.
  • Железный Бык: Ошиблась моя старушка тамаззран. Небось рвет и мечет, что ее воспитанник стал тал-васготом.
  • Коул: Шпионы шепчутся. Вонзают взгляды, бесконечные бумаги, выправить воспитание, предотвратить подобные потери. Помню мальчика, слишком много понимал, рад был помочь. В укромном уголке — робкая радость. Он вырвался. Он вырвался.
  • Железный Бык: Откуда ты это знаешь? Ты даже не видел ее никогда.
  • Коул: Твоя боль цепляется за ее. 
  • Железный Бык: Н-да, жутковато. Но спасибо.

(Если у Быка и Инквизитора роман)

  • Коул: Она/Он иногда почти произносит его. Като. Пробует его на вкус, беззвучно выпускает в сладком выдохе. Прочно привязала/привязал к языку, как ты привязываешь ее/его. Но вслух не скажет — ради тебя. И ради себя, потому что молчание множит музыку. Оголяет ощущения, возносит к вершине...
  • Железный Бык: Н-да. (Кашляет.) А что она/он чувствует по поводу того, что ты это рассказываешь при всех?
  • Инквизитор: Если тут сейчас разверзнется разрыв и поглотит меня, буду ему благодарна/благодарен.
  • Варрик: Слушай, ты делаешь то, что любишь. Зачем при нас связывать себя ложной скромностью?
  • Солас: Только сначала свяжет. А потом поглотит.
  • Инквизитор: (Стонет.)

или

  • Инквизитор: Мы с Быком вроде уже не маленькие. Кому какое дело, что мы творим в постели?
  • Коул: Не только в постели. Иногда у стены. Один раз на столе ставки командования.
  • Сэра: Пф-ф. Вдул ей/ему, значит, прямо на Долах.
  • Дориан: (Смеется.)
  • Блэкволл: Не терпится рассказать Каллену.

или

  • Инквизитор: Идем-идем, не отвлекаемся!
  • Вивьен: Да уж, будьте так добры.
  • Кассандра: Всецело поддерживаю.
  • Коул: Ой. Извините.

(Если у Быка и Инквизитора роман)

  • Коул: Ты притворяешься, будто главная/главный, Железный Бык, а на самом деле главный она/он. Она/он выбирает время, а ты ищешь меру, чтобы разжечь, разбудоражить, но не раздражить. Она/он связана/связан, изнывает от соблазна, ты дразнишь, но знаешь, что ей/ему полезно. Она/он тебе сдается, но ты ей/ему служишь.
  • Железный Бык: Знаешь, малыш?.. Когда вот так раскрываешь всю тайну — это перестает заводить.
  • Инквизитор: Бык? Вовсе не перестает.
  • Железный Бык: Надо же! Ошибся. Продолжай, малыш.
  • Коул: Что такое "орлесианская лоза"?
  • Железный Бык: Расскажу, когда подрастешь.
  • Коул: Не расскажешь.
  • Железный Бык: Угадал, не расскажу.

или

  • Инквизитор: Бык, он прав?
  • Железный Бык: Малыш-то? Да вот еще. Когда в следующий раз уединимся, я тебя свяжу и такое сделаю, что тело не поверит.
  • Коул: Но...
  • Железный Бык: (Многозначительно кашляет.)
  • Коул: Извините.

или (если Инквизитор промолчит)

  • Коул: Действительно. Я больше не буду.
  • Железный Бык: Ой ли?
  • Коул: Постараюсь.

  • Коул: Вы с Крэмом говорите друг другу слова, которые должны ранить, но они не настоящие, Железный Бык.
  • Железный Бык: Ага. Мы друг на друга желчь сливаем. У солдат такое сплошь и рядом. Ничего особенного это не значит.
  • Коул: Значит. Дружбу. И что вы солдаты. Крэму нравится, он этим гордится.
  • Железный Бык: Да, кажется, понимаю... Хм, "он".
  • Коул: Это неправильно?
  • Железный Бык: Нет, все правильно. Я как раз подумал, раз уж ты читаешь все прямо из головы... Хороший ты парень, малыш. Оставайся таким.
  • Коул: Доспехи правильные. Тело неправильное, но ему это больше не мешает.
  • Железный Бык: Ты ему помог.

  • Железный Бык: Ну что, Коул? Значит, если встречаем увальня с щитом...
  • Коул: Ты громкий, грозный, громишь, я — тихая тень в тылу, коршун с кинжалами, раз-два-три.
  • Железный Бык: Если это означает то, что я подумал, то великолепно!

  • Коул: Железный Бык, женщина в последней деревне хотела, чтобы ты остался и раздел ее.
  • Железный Бык: Много кто хочет.
  • Коул: В ее мыслях ты был очень большой.
  • Железный Бык: Как лестно.

  • Коул: Ты сам выбрал себе имя, Железный Бык.
  • Железный Бык: Конечно. Спасибо, кстати, что полностью произносишь, а то обычно сокращают. В полном виде оно больше похоже на название, чем на имя. Мне это нравится. Ощущаю себя безмолвным грозным орудием, понимаешь?
  • Коул: Ты взял его в шутку над собой, посмеяться и поглумиться, поэтому ты таким не будешь.
  • Железный Бык: После твоих объяснений шутки можно на свалку выбрасывать.

  • Коул: Бармен смеется, подталкивает напиток. Кружка все время на виду, добавить яд никто не мог. Клинок на поясе, дубина под стойкой. Движется с умением, наемник или стражник. Надо учесть, если понадобится.
  • Железный Бык: Ну да, целюсь в плечо, они в таких случаях привыкли броню подставлять. Но поскольку он теперь бармен, а не наемник, то он истекает кровью, отдергивает плечо, я ловлю руку и ломаю ему шею.
  • Коул: Зачем, Железный Бык?
  • Железный Бык: Я этого не делал, малыш. Просто примерялся, как буду драться, если придется.
  • Коул: Ты про всех встречных думаешь, как бы их убил?
  • Железный Бык: А ты нет?

  • Коул: Мне нравятся твои рога, Железный Бык. Но это драконьи рога, а не бычьи. Тебе нужно было назваться Железным Драконом.
  • Железный Бык: Ох ты блин. И вправду звучало бы лучше.

  • Коул: Железный Бык, тебя не беспокоит, что демон может подойти слева, а ты его не увидишь? 
  • Железный Бык: Теперь беспокоит.

  • Коул: Когда мы сражаемся, ты заранее делаешь их неживыми, и их смерть к тебе не пристает.
  • Железный Бык: Ага. Научился этому на Сегероне. Всему свое место. Там, снаружи — все опасно. Убиваешь ради отряда, не задавая вопросов.
  • Коул: Понимаю. Стена из ссадин. По эту сторону вещи, и у них нет семьи.
  • Железный Бык: А когда возвращаешься домой или в таверну — все по-прежнему. Люди — снова люди.
  • Коул: А если кто-нибудь нападет в таверне?
  • Железный Бык: А вот тут-то и начинается самое дерьмо.

  • Железный Бык: Шустрый ты парень, Коул.
  • Коул: Ты хочешь стать шустрее, Железный Бык?
  • Железный Бык: Не-а. Зачем? Можно просто стоять и ждать, пока они сами подойдут себе на погибель.
  • Коул: Тогда это они, а не ты. Ты не хочешь убивать. Ты хочешь защищаться.
  • Железный Бык: Эй, не болтай ерунды. Я люблю убивать.
  • Коул: Но ты даешь им шанс. Заставляешь выбрать. Так что это их вина.
  • Железный Бык: Просто... ох, малыш, странный ты, не то слово.

Коул и Кассандра

  • Коул: Щит держит удар, меч падает, прорубает, рукоять дрожит. Еще одним разбойником меньше. Хороший удар, Люциус бы гордился. Разбойник перед смертью смотрит мне в глаза, во взгляде страх. Погиб зазря.
  • Кассандра: Коул, вылези, пожалуйста, из моей памяти.
  • Коул: Не надо корить себя.
  • Кассандра: Я не корю себя. Разбойников следовало убить.
  • Коул: Не поэтому. Ты коришь себя за то, что гордишься. Ты не могла помочь разбойникам. Кого-то придется убить. И это хорошо, что умения не родили в тебе жестокость.
  • Кассандра: М-м... спасибо.

  • Кассандра: Коул, я нашла у себя на подушке медальон...
  • Коул: Да. Энтони.
  • Кассандра: Вообще он бабушкин, а внутри портрет Энтони, правильно. Я думала, я его потеряла.
  • Коул: Ты правда потеряла. Я отнял его у крысы.
  • Кассандра: Эм-м, спасибо...
  • Коул: Это была не очень большая крыса.

  • Кассандра: Если ты собираешься сражаться в наших рядах, Коул, тебе придется слушаться приказов. Инквизитор верит в твою готовность помочь, но я не допущу опасности для мирных людей.
  • Коул: Да. Согревать скорбящих, ободрять отчаявшихся. Если стану демоном - убейте.
  • Кассандра: Так ведь и сделаю, не сомневайся.
  • Коул: Это хорошо.
  • Кассандра: Ты... всерьез?
  • Коул: Да. Хорошо, если ты тоже.

  • Коул: Ты не любишь покойников, Кассандра.
  • Кассандра: Это был вопрос? А что, должна любить?
  • Коул: Тех, что в темном городе. Обернутых в полотно, что пахнет подсолнухами. Ты терпеть не могла пение.
  • Кассандра: А-а, ты про Большой некрополь. Да, никогда этого не понимала.
  • Коул: А покойникам пение, наверное, нравится.
  • Кассандра: Предпочла бы не думать об этом.

(диалог происходит, если Коул присутствовал в команде во время штурма Адаманта, а Кассандра - нет)

  • Коул: Страж-Командор Кларель не была похожа на тебя, Кассандра.
  • Кассандра: Никогда не встречалась с Кларель, но приму это как комплимент.
  • Коул: Она сорвалась, потому что сорвалась. Так Эримонд и уговорил её вредить людям: преподнёс ей это как храбрость. Она сказала, что это выбор, но солгала. Она боялась. Ты не боишься. Ты не сорвёшься.
  • Кассандра: Спасибо Коул. Мне приятно это слышать. А что насчёт магистра Эримонда? Ты почувствовал его скрытую боль?
  • Коул: Нет. Эримонд - гад.
  • Кассандра: (Смеётся) Хорошо сказал.

  • Коул: Его обрадовал твой локоть.
  • Кассандра: Мой... Ты о ком?
  • Коул: Об ученике кузнеца. Он чинил доспехи. Хотел спросить, довольна ли ты, но постеснялся. Потом увидел, как ты улыбаешься, проверяя стык. И ему стало радостно.
  • Кассандра: Он и вправду хорошо постарался. Нужно будет поблагодарить, когда вернёмся в Скайхолд.
  • Коул: А вот мои локти никого не радуют.

  • Кассандра: Коул, ты мог бы доказать, что Лорд-Искатель Ламберт все это сделал?
  • Коул: Я там был. Не было нужды доказывать.
  • Кассандра: Но его можно было призвать к суду. Есть же правила...
  • Коул: Он вредил людям через правила. Всегда придумывал, как остаться правым, даже когда убил мою подругу.
  • Кассандра: У тебя была подруга?
  • Коул: Да. Храмовница. Красивая. Она погибла, защищая меня и Риса, но потом поправилась.
  • Кассандра: Я... даже не хочу думать, что бы это могло значить.

  • Кассандра: Что такое, Коул? Что за странный взгляд?
  • Коул: Легкая сдоба с черникой, липнет к пальцам. Тяну ручки, а Энтони делит свою порцию пополам. Но когда ты добралась до кухни, их уже не осталось.
  • Кассандра: А... да. Они очень вкусные, но долго не хранятся.

(Коул стал больше духом, чем человеком)

  • Коул: Я бы принес тебе. Повара не видят меня.
  • Кассандра: Даже если тебя не видят, это все равно воровство.

(Коул стал больше человеком, чем духом)

  • Коул: Я бы принес тебе. Но теперь меня видят на кухне. Пытаются напоить водой, накормить хлебом. Они хотят помочь, только это какой-то другой способ.
  • Кассандра: Иногда трудно принять заботу от других, но постараться стоит.

  • Коул: Ты лучше, чем Искатель Ламберт. Ты заботишься обо всех.
  • Кассандра: Ты знал Лорда-Искателя Ламберта?
  • Коул: Я убил его. Он больше пытался мешать магам, чем жалеть живых.
  • Кассандра: Ты убил Лорда-Искателя.
  • Коул: Жалкие маги. Добъем их в Пределе Андорала или дождемся, пока вымрут с голода. И то, и другое подойдет.
  • Коул: Нужен пример. Искатели - победители, вся власть у нас. Верховная жрица разгромлена. Триумф перед Создателем.
  • Кассандра: Я... даже не знаю, верить ли тебе.
  • Коул: В то, что я его убил, ты поверила.

  • Кассандра: Коул, я обдумала то, что ты рассказал про Лорда-Искателя Ламберта. Если все так и было, он заслужил смерти.
  • Кассандра: Но незачем было убивать его именно тебе.
  • Коул: Он делал другим больно.
  • Кассандра: Не все так просто.
  • Коул: Почему? Он убеждал храмовников, что маги - монстры. Нагнетал ненависть, пока не надломилось.
  • Кассандра: Мы решили, что к Ламберту подослали убийцу. Из-за этого ситуация с мятежом усугубилась и еще много людей было убито.
  • Коул: Но не им.
  • Кассандра: (Вздыхает.)

  • Кассандра: Коул, ты убил Лорда-Искателя Ламберта, чтобы он не вредил людям.
  • Коул: Да. Спасибо, что помнишь. Иногда люди забывают меня.
  • Кассандра: Ты поэтому отправился в Теринфаль?
  • Коул: Почти все звучали знакомо, но слушали старших - повреждённых, порожних, поддавшихся новой песне.
  • Коул: Я хотел, чтобы они помешали мне вредить людям, но пришлось мне помешать им.
  • Коул: Подожди. У тебя был вопрос.
  • Кассандра: Давай лучше будем думать о чем-нибудь... более приятном.
  • Коул: О том, как помогать людям?
  • Кассандра: Да. Вроде того.

(Если Коул больше человек)

  • Кассандра: Коул, значит, ты простил храмовника, который... убил тебя?
  • Коул: Не знаю, прощу ли я его когда-нибудь. Но я примирился с этим.
  • Коул: Если убить его, лучше не будет. Все сложнее.
  • Кассандра: По-моему, ты в первый раз признаешь, что нечто сложнее, чем казалось.
  • Коул: Я всего этого не понимаю. Но пытаюсь.

  • Коул: Стражи пытались помочь, но вместо этого причиняли вред.
  • Коул: Тебе хотелось изгнать их, Кассандра.
  • Кассандра: Я думаю, так было бы безопаснее. Но мы не можем знать наверняка.
  • Коул: Если Инквизиция перестанет помогать, куда мы уйдем, чтобы уберечь от себя людей?
  • Кассандра: Стражи ошиблись. Инквизиции не нужно следовать их примеру.
  • Коул: Стражи думали так же. И храмовники.
  • Кассандра: Значит, нам нужно быть вдвойне осторожными.

  • Кассандра: То, что храмовники сделали с тобой - с настоящим Коулом... Я знала, что они жестоко обращаются с магами, но...
  • Коул: Было много побоев... и не только. "Если кому-нибудь нажалуешься - скажу что ты применил магию крови".
  • Коул: Не все храмовники были такими. Но даже те, кто не был, не решались вмешаться.
  • Кассандра: Как бы ни сложилось будущее, в отношениях храмовников и магов будут перемены.
  • Кассандра: И Инквизиция сможет на них повлиять. Я буду благодарна тебе за любую подсказку.
  • Коул: Ты выслушаешь совет демона?
  • Кассандра: Выслушаю. Хоть и не обещаю, что последую ему.

  • Коул: Кассандра, а что это за... Регальян?
  • Кассандра: Не твоего ума дело.
  • Коул: Ты думала о том дне, когда...
  • Кассандра: Сейчас я думаю кое о чем другом. Угадаешь?
  • Коул: Моя шляпа туда не влезет...

  • Коул: Дядя скучает по тебе, Кассандра.
  • Кассандра: Это ты у меня из головы вытащил?
  • Коул: Нет. Он написал тебе письмо. На странице была боль.
  • Кассандра: Хватит лазать ко мне в комнату. Сколько раз можно повторять?

Коул и Сэра

  • Коул: Когда ты стреляешь из лука, он каждый раз поет. Твой ум заглушает его, но если бы ты послушала задом наперед, песня была бы длиннее, как струны в животе. Но лучше не думай об этом, а то напряжешь плечо, как тогда, и стрелы будут лететь левее.
  • Сэра: Говорит одно, а на лице другое. Бр-р, жуть.

  • Коул: Мне нравится, как ты видишь, куда попадет стрела, даже не глядя. Она парит и падает, подрагивает в полете, сразу повсюду, словно смотришь сквозь Тень.
  • Сэра: Заткните его, а!

  • Коул: Ты не думала, что на крем сбегутся кошки. Все вышло по-другому. Никто не поскользнулся, но хвосты были, как человечки, они метались и плясали, когда кошки лизали пол.
  • Сэра: Ну вот что он ко мне привязался?

  • Коул: Сэра. Языку хочется расслабиться и свистеть. С-с-сэра. Но приходится его останавливать, иначе "р" превращается в "д". Сэра, Сэда, Сэд-да, да-да-да-да-да...Если попытаться, можно произнести его, не шевеля губами. Смотри, Сэра. А повторишь много раз — и оно перестает быть словом. Сэра, Сэра, Сэра...
  • Сэра: (Сковоговоркой) Я не смотрю, не смотрю...

  • Коул: Не бойся, Сэра. Я не сделаю тебе больно. Не заколю тебя, когда ты отвернешься. И с сапогами такого не сделаю. И на стрелы не буду. Последнего я не понял, но и этого тоже не буду делать.
  • Сэра: Жуть хренова.

  • Коул: Твой лук когда-то был деревом. Под ним встречались девушка с длинным именем и юноша с крепкими руками. Ее тело было горячее, прогибалось, прижималось к нему, волосы путались в ветвях и пальцах. "Навсегда, что бы ни случилось". Они вырезали буквы на коре. Когда родители увезли ее, он стесал буквы, чтобы забыть. Когда ты натягиваешь тетиву, дерево вспоминает их. Чувствуешь это под пальцами?
  • Сэра: Он хочет, чтобы я ответила, но я не поведусь.

  • Коул: Ты любишь танцевать, но не умеешь. Ты умеешь петь, но не любишь. Тебе нельзя рисовать. Будет плохо, если начнешь.
  • Сэра: Приставал бы к кому-нибудь еще.

  • Сэра: Мы здесь уже были? В смысле, прямо здесь? И делали то же самое? Странное чувство.
  • Коул: Да. Но не так, как ты представляешь. В зыбких, тонких местах духи навевают память о том, чего не было. Или было. Или могло быть. Пока не откроется дверца. Но можно выпустить кота, и он всегда будет жив.
  • Сэра: Говорит одно, а на лице другое. Бр-р, жуть.

  • Коул: Сэра, ты голову как ни поворачиваешь, уши всегда смотрят в Тень. Ты специально так?
  • Сэра: Жуть хренова.

  • Коул: Сэра, ты запуталась. Давай я помогу. Эта шутка — про рога на голове у коровы. И ещё есть другие рога, в которые можно дуть, и они звучат. Это смешно, потому что рога у коровы и рога для музыки очень разные. Каллен лучше объясняет.
  • Сэра: То в сторону смотрит, то ест сапог.

  • Сэра: Что? Что такое?
  • Коул: Небеса пытаются сказать своё. Свистят, соблазняют, сеют слова — на ветер, на воздух, на выброс. Будет дождь. Где-то там, не здесь. Раскаты грома — как сытость в животе после супа.
  • Сэра: У меня от его слов волосы дыбом. О чём он вообще?

  • Коул: Она пыталась сама. Печенье было хорошее, но горкло у тебя во рту от ненависти.
  • Сэра: Вот туда не лезь, жуть ходячая. Будешь там копаться — покромсаю, слышишь?
  • Коул: Все слышат. Там тебя тоже боятся.

Коул и Солас

  • Коул: Ты изменился, Солас. Стал ярче. Ты теперь и там, и там.
  • Солас: Я время от времени бываю в Тени. Ты, должно быть, чувствуешь след. Ты дух, который прошел через Завесу и принял человеческий облик.
  • Коул: Дух или демон.
  • Солас: Разница не так уж велика, Коул. Мир может толкать в ту или другую сторону, но выбор всегда остается за тобой.

  • Коул: Там была игра, но не просто игра. Ему обещали семью.
  • Солас: Где состязание — там страсть, Коул, а страсть помогает людям наделять смыслом простые вещи.
  • Коул: Почему они не помогли в конце?
  • Солас: Людям важно добиваться по-настоящему ценного своими силами.
  • Коул: Мальчику не дали то, что он хотел.
  • Солас: Дали. У него появилась семья.
  • Коул: Ему дали новую. Он хотел старую. Я бы сделал лучше.
  • Солас: Порой мудрость — это дать человеку то, что ему нужно, а не то, чего он хочет.
  • Блэкволл: Вас двоих послушаешь — ни слова не поймешь.
  • Коул: Смотря как слушать.

  • Коул: Она хочет в Церковь, но он дает ей другое.
  • Солас: Ей не нужна была Церковь. Ей нужно было вспомнить свою веру.
  • Коул: Но он потратил на нее свое время. Он хотел отвердеть, ощущать.
  • Солас: Их всегда тянет в мир живых.
  • Коул: Почему он всегда был лицом в одну сторону?
  • Солас: У нас всех есть то лицо, которое мы хотим показать, и то, которые не хотим.

  • Коул: Они могут вернуться к Создателю, только если станут настоящими. Почему он не может простить их такими, как есть?
  • Солас: Говорят, они не могут учиться и расти.
  • Коул: Да.
  • Солас: Но чем больше ты дышишь этим миром, тем больше способностей приобретаешь.
  • Коул: Зачем они доказывают, что Создатель неправ? Он уже далеко.
  • Солас: Дело не в правоте и неправоте. Дело во внимании, когда думаешь, что о тебе забыли.
  • Коул: И шар нужно катить так, чтобы он попал в дырку.
  • Железный Бык: Я понял. Вы этот бред просто из организма выводите. Как яд. Жуткий потусторонний яд.
  • Коул: Так становится лучше. Я могу объяснить.
  • Железный Бык: Спасибо, не надо.

или:

  • Кассандра: Что это вы там обсуждаете?
  • Солас: Тому, кто не провел полжизни в Тени, это мало о чем скажет.

или:

  • Варрик: Иногда мне даже кажется ,что я вас понимаю
  • Солас:Я, рад друг. Это редкость (не дословно,но смысл примерно такой)

  • Коул: Здесь ярко. Сверкает, сбивает, слепит... Не могу...
  • Солас: Это небольшая дрожь в Завесе. Ничего серьезного. Сосредоточься на том, что в этом мире.
  • Коул: На чем?
  • Солас: Ощути землю. Дыхание в легких. Ткань на коже и как она шуршит.
  • Коул: (Дышит) Спасибо.
  • Солас: Ничего страшного. Кому угодно было бы не по себе.

  • Солас: Как твои попытки облегчить боль обитателей Скайхолда, Коул?
  • Коул: Судомойка перестала плакать. И мальчик на конюшне стал радостнее. Новые слуги злятся. Из-за моей помощи у них больше работы. Мне перестать?
  • Солас: Нет. Вся твоя суть – это помощь другим. Сердечность, сочувствие, сострадание. Если ты перестанешь утешать, то превратишься во что-то чуждое... Как, боюсь, уже бывало раньше.
  • Коул: Да. Таким я больше не стану.
  • Солас: Вот и хорошо. Не забывай про свое предназначение. Оно прекрасно, даже если мир не всегда тебя понимает.

  • Коул: Он видит, как он готов прыгать. Боль бьется, бурлит, бессильная жизнь желает перевалиться, падать, плыть.
  • Солас: Да.
  • Коул: Он помогает подняться, показывает поток, где все падает, но без него. Ему не нужно вниз. Он нужен здесь.
  • Солас: Да, можно это понять и так.
  • Коул: Но ты думаешь по-другому.
  • Солас: Мне кажется, что он прыгнул, а дух был рядом перед смертью и показывал, что жизнь была не напрасна.
  • Коул: Так грустнее. Но ты прав. Полет, покой, поток уносит его.

(Возможно, после миссии "Шато д’Онтер")

  • Коул: Война с людской ненавистью в Тени (Ежится) Я не хотел бы этого видеть.
  • Солас: Да, это было тяжело.
  • Коул: Неправильно было прятать его в девочке. Он ее ранит.

  • Коул: Когда он помогает многим, то растет... ищет зов, исполняет заветное, Создатель любит, и он вырастает. Но я — это я. Я вырасту, если буду помогать достаточно? Это задача, зарок, замысел?
  • Солас: Нет. Им нельзя приписывать людские мотивы, это ошибка.
  • Коул: Значит, я — всегда только это?
  • Солас: Ты — всегда ты.
  • Кассандра: Что это вы там обсуждаете?
  • Солас: Тому, кто не провел полжизни в Тени, это мало о чем скажет.

  • Коул: Они исчезли из-за любви, но любовь лишилась их. Больше боли и радости, чем возможно вынести, но они принимают, не бегут.
  • Солас: А как же иначе?

  • Коул: Сначала понятно. Он рядом, когда они умирают. Но потом он сам мужчина и хочет женщину. Зачем?
  • Солас: Когда они вселяются в людей, то часто отдаются чувствам, которых раньше не испытывали.
  • Коул: Но он изменился. Стал пустым, плоским, притупился от плоти. Он не хотел такого.
  • Солас: А тебя не тянуло к женщинам, с тех пор как ты прошел сквозь Завесу?
  • Коул: Нет.

  • Солас: Ты хотел бы вернуться в Тень, Коул?
  • Коул: Я мог бы. Я легкий, летучий. Могу просочиться обратно.
  • Солас: Но ты по-прежнему здесь.
  • Коул: Я могу здесь помочь.
  • Солас: Пока ты с нами — я рад, что ты рядом.

(После личного задания Соласа)

  • Коул: Мне жалко твоего друга, Солас.
  • Солас: Спасибо, Коул.
  • Коул: Я не знал, что бывают духи мудрости.
  • Солас: Их мало. Духи — это зеркало здешнего мира и его страстей. Никогда не будет недостатка в духах гнева, голода, вожделения. Им есть что отражать. Кротких духов куда меньше. Поэтому так печально терять даже одного духа мудрости или веры... Или сострадания.
  • Коул: Я постараюсь не умереть.
  • Солас: Да, постарайся, пожалуйста.

(После личного задания Соласа)

  • Коул: Светлый и сияющий, скитается по сущему, сеет сны, собирает сокровенное...
  • Солас: Пожалуйста, Коул, не нужно.
  • Коул: Твой друг хотел, чтобы ты был счастлив. Хоть она и знала, что так не будет.
  • Солас: (Вздыхает.) Ты можешь... если уж ты вспоминаешь, можешь вспоминать ее так, как помнил бы я?
  • Коул: Он в Тень приходит, словно Тень - всего лишь тропка через лес, беспечно, безоглядно ищет мудрость.
  • Коул: Среди осколков древних тайн мы с ним читаем эхо снов, забытых на века и вновь открытых.
  • Коул: Он мудрость знал, как доселе знать не мог ни дух, ни человек.
  • Солас: Спасибо.

(При романе с леди Инквизитор)

  • Коул: Ар ласа мала ревас. Ты свободна. Какая ты красивая. А потом ты прогнал ее. Почему?
  • Солас: У меня не было выбора.
  • Коул: Она с нагим лицом, не понимает, что с мужчиной, смущена. Думает, что это из-за нее.
  • Солас: Ты здесь не поможешь, Коул. Не надо про это.
  • Инквизитор: Может быть, Коул расскажет больше, чем рассказал ты.
  • Коул: Ему больно. Стародавняя скорбь с тех пор, когда песня была одна. Ты настоящая, а значит, такими могут быть и другие. Это меняет все, но не может изменить. Они спят под завесой зеркал, спрятались, скорбят, и чтобы их разбудить... (Замирает) Куда все исчезло?..
  • Солас: Извини, Коул. Эту боль ты утолить не сможешь.

  • Коул: Ты молчишь, Солас.
  • Солас: Молчу, когда мне нечего сказать.
  • Коул: Нет. Внутри. Почти не слышу боли. Твоя песня протяжнее, пушистее, не проще, но покойнее.
  • Солас: Что такое боль одного смертного в сравнении с бездонными глубинами памяти, чувства, бытия? Этот океан подхватывает всех. Тот, кто видит его течения, скользит по жизни, почти не поднимая ряби.
  • Коул: Но в тебе все-таки есть боль.
  • Солас: Я не говорил, что нет.

  • Коул: Зачем им нужно, чтобы люди дрались? Зачем они дерутся с Создателем?
  • Солас: Людям проще верить, что их обманули и подтолкнули к дурным поступкам.
  • Коул: Братьям нельзя драться. Нужно договариваться. Отец не учил их договариваться.
  • Солас: Да, это зачастую трудно.
  • Дориан: Вас так занимательно слушать. Словно собираешь мозаику, где нет половины кусочков.
  • Солас: Рад, что тебе интересно.

(после выполнения личного квеста Коула, Коул стал больше человеком)

  • Коул: Не знаю. Он сделал мне больно... нет, не мне, настоящему Коулу. Я злюсь на него. Не могу это выпустить. Нужно шагнуть дальше, стать настоящим.
  • Солас: Ты ведь можешь взаправду стать человеком. Не думал, что увижу это.
  • Коул: А где ты это уже видел?
  • Солас: Я не говорил, что видел.
  • Коул: Да... не говорил. Теперь труднее слышать и понимать. Извини.
  • Солас: Держись, Коул. Ты выбрал трудный путь.

(в Свистящих пустошах)

  • Коул: Смотрите, какие звезды. Они очень далеко. Некоторых уже нет.
  • Солас: Небо бездонно, но постоянно. Тебя тревожит, что оно не такое, как в Тени?
  • Коул: Сначала я не помнил. Теперь хочу забыть.

Диалоги спутников

Dragon Age: Origins: Алистер · Винн · Зевран · Лелиана · Логэйн · Морриган · Огрен · Пёс · Стэн · Шейла
Awakening: Андерс · Веланна · Натаниэль · Огрен · Сигрун · Справедливость
Dragon Age: Witch Hunt: Ариана · Финн · Пёс
Dragon Age II: Авелин · Андерс · Бетани · Варрик · Изабела · Карвер · Мерриль · Себастьян · Фенрис · Таллис · Хоук
Dragon Age: Инквизиция: Блэкволл · Варрик · Вивьен · Дориан · Железный Бык · Кассандра · Коул · Сэра · Солас
Прочее: Диалоги заключенных · Диалоги ставки командования · Диалоги гонцов