ФЭНДОМ


Эта статья содержит информацию о диалогах Лелианы с сопартийцами Стража, а также высказывания, которые она делает в некоторых сюжетных местах.


Комментарии Лелианы

  • (на входе в Денерим) Ах, Денерим... Если будет время, я хотела бы отыскать там Маржолайн. Нам нужно свести счеты.
  • (на площади в торговом квартале Денерима) Я тут однажды купила сахарной ваты, и она застряла у меня в волосах. Потом ее неделю вычесывала, зато сладкая вся была, как не знаю что!
  • (в таверне "Покусанный дворянин") Ты только посмотри, что эта дама на себя напялила! Это она так пьяна или просто вкуса нет?
  • (у лавки "Диковинки Тедаса") Интересно, там продаются шелковые ленточки? Давно уже хочу обувку украсить.
  • (в "Диковинках Тедаса") О-о! Хрустальные башмачки!
  • (в Жемчужине) Я когда-то в борделе тоже подвизалась. Чай подавала. Так, не за деньги. Милое было время.
  • (во дворе поместья эрла Денерима) Говорят, если бросить в фонтан монетку, когда-нибудь еще вернешься в Денерим. Если тебя эрлов казначей в темницу не бросит, конечно.
  • (Эльфинаж, у Венадаля) Это, я так понимаю, "народное древо". Венадаль.

  • (на входе в западный Бресилиан) Говорят, Завеса здесь очень тонка, и можно увидеть множество причудливых явлений.
  • (рядом с двумя ограми в восточном Бресилиане) Уф. У меня такое чувство, будто мы часами ходили кругами.
  • (в руинах) Ты считаешь, здесь безопасно бродить? Мне казалось, я слышала, как стена рушится.
  • (у комнаты с драконом) Не нравится мне этот коридор. Может, назад повернём?

  • (в деревне Редклиф, при выходе из церкви) Ходячие трупы? Может, это в воде что-нибудь не то?

  • (Пристань на озере Каленхад) А озеро глубокое? Как думаешь, в нем можно купаться?

  • (после нападения на лагерь) Какая досада!

  • (Пик Солдата) Кое-кто зовет это место Гиблый Пик. До указа короля Мэрика здесь обитали последние Серые Стражи Ферелдена. Ох, что-то меня озноб пробирает.

  • (Перевал в Морозных горах, перед мостом) Взгляни только на всех этих продавцов! Тут почти что уже маленький город.
  • (на входе в Зал Героев Орзаммара) Интересно, они продают в городе такие же, но в миниатюре? Я бы себе на мантию повесила.
  • (у входа в Общинные залы Орзаммара) Какой… простор…
  • (у таверны «У кабатчиков») Осторожно, не вляпайтесь в это… чем бы оно там ни было.
  • (в таверне «У кабатчиков») Помню-помню, угостили меня как-то гномьим элем. Очнулась неделю спустя, в Джейдере, в полотенце и башмаках на голое тело.
  • (у входа на Глубинные тропы) А что там дальше?
  • (в Алмазных залах Орзаммара) Если припомнить то, что я слышала о гномьей политике, то странно, что здесь не текут реки крови.
  • (у зала Совета в Алмазных залах) Тс-с! Помолчим минутку! Хочу в полной мере насладиться пейзажем.
  • (на Испытаниях) Я слышала, в Испытаниях действует куча правил. И если их нарушишь, то огребешь по первое число.
  • (на входе в Пыльный город) Я… я, кажется, вляпалась во что-то.

  • (Деревня Убежище) Не нравится мне все это. Слишком тихо. Что-то здесь не то. Нутром чую.
  • (Разрушенный храм, у входа) Невероятно! Он еще стоит! Этому храму, наверное, тысячи и тысячи лет.
  • (Разрушенный храм, библиотека) Надеюсь, никто меня не осудит, если я позаимствую оттуда пару книжек?
  • (Разрушенный храм, восточный переход в Пещеры) Говорят, архонт Гессариан услышал глас Создателя, когда Андрасте сжигали, и оборвал ее страдания.
  • (Разрушенный храм, западный переход в Пещеры) Маферат так завидовал силе Андрасте, что выдал ее имперцам. На верную смерть.
  • (Вершина горы, у входа) Говорят, диких животных успокаивает музыка, но что-то мне не хочется проверять.

  • (У городских ворот в битве за Денерим) Кажется, большей части горожан удалось спастись до нашествия. Это утешает.

Лелиана и Алистер

  • Алистер: Итак… давай-ка я перейду сразу к делу. Ты ведь была монахиней?
  • Лелиана: Но и ты ведь наверняка был монахом до того, как стал храмовником?
  • Алистер: На самом деле, я так и не стал храмовником. Меня взяли в Серые Стражи до того, как я дал свои последние обеты.
  • Лелиана: Ты когда-нибудь жалел о том, что покинул Церковь?
  • Алистер: Нет, никогда. А ты?
  • Лелиана: Да, жалела. Ты можешь этому не поверить, но я нашла там покой. Тот самый покой, которого никогда не знала.
  • Алистер: В нашем монастыре обычно было так тихо, что я начинал вопить во все горло и вопил, пока не прибегал кто-нибудь из братьев. Тогда я говорил, что это просто проверка. Кто знает, что может случиться, верно?
  • Лелиана: Я… нет, никогда такого не проделывала. Я наслаждалась тишиной.
  • Алистер: Дело твоё. Я вот наслаждался от души, глядя на их физиономии.

  • Лелиана: Что это за… суп ты приготовил вчера на ужин?
  • Алистер: А-а, это? Традиционная ферелденская похлёбка из баранины с горохом. Тебе понравилось?
  • Лелиана: А, так… там была баранина? По её виду и вкусу… я бы нипочём не догадалась.
  • Алистер: Разве в Лотеринге вам не варили баранину с горохом?
  • Лелиана: Мы там питались просто. Пшеничные зёрна в виде бисквитов или хлебцев и овощи с огорода, слегка отваренные. И никаких сытных похлёбок.
  • Алистер: А, значит, в последний раз ты ела баранину, сваренную по орлесианскому рецепту. Нет уж, добрая еда не должна быть такой причудливой и утончённой, как в Орлее. Мы тут, в Ферелдене, делаем всё, как надо. Собираем всё, что нужно, кладём в самую большую кастрюлю, какая только подвернётся, и варим, как можно дольше, пока варево не обретёт ровный серый цвет. Как сделается совсем однородным и неаппетитным на вид, значит, ясно – готово.
  • Лелиана: Ты меня разыгрываешь.
  • Алистер: (Смеется) Надо чаще есть в ферелденских трактирах.

  • Алистер: Никак не привыкну, что ты можешь так тихо двигаться.
  • Лелиана: Я училась этому долгие годы, но так и не смогла достичь совершенства.
  • Алистер: Значит, ты не подкрадываешься, когда шпионишь?
  • Лелиана: Мы все действуем по-разному. Некоторые предпочитают вообще оставаться невидимыми, укрываются в тенях и мраке. Я думаю, в том, что тебя увидят, нет ничего дурного. Лишь бы не присматривались и не запомнили. Я обычно подбиралась, не привлекая внимания, с таким видом, будто нахожусь там по праву. Это всё равно, что невидимость, только иного рода.
  • Алистер: Ага. Я, правда, слышал, что ты охмуряла свои объекты. Как такое не запомнить?
  • Лелиана: Мёртвые не помнят…
  • Алистер: О-о!
  • Лелиана: Встретить смерть в обществе обаятельной дамочки… это ведь хорошо, правда?
  • Алистер: Не знаю, насколько серьёзно ты говоришь… но порой ты меня пугаешь.

  • Алистер: Знаешь, я тут слыхал про орлесианских бардов.
  • Лелиана: А кто про них не слыхал? Они всё-таки знамениты.
  • Алистер: Истории, которые я слышал, довольно-таки… колоритные. О том, как одна бардесса убивала своих слушателей. Убаюкивала их песнями, и они… расслаблялись.
  • Лелиана: Если б такие байки были правдивы, кто решился бы пригласить барда выступать при дворе?
  • Алистер: Ну, не знаю. Опасность бывает притягательна, правда ведь? И потом, ведь не можете все вы быть убийцами. Я бы рискнул. Если, конечно, эти истории правдивы.
  • Лелиана: У нас были правила на сей счёт. Очень строгие правила.
  • Алистер: Например? Ты же мне этого не расскажешь, верно?
  • Лелиана: Скажем так – у меня было очень много причин примкнуть к Церкви. И хватит об этом.

  • Алистер: И как ты думаешь, что станется со всеми теми людьми, кто остался в Лотеринге?
  • Лелиана: Некоторые из них сумеют добраться до Денерима. Многие умрут. На всё воля Создателя.
  • Алистер: Разве ты не жалеешь, что мы не могли задержаться там подольше? Я имею в виду – чтоб ещё кому-то помочь?
  • Лелиана: Если Мор не остановить, погибнут все. Это и есть высшее благо, которому мы оба сейчас служим.
  • Алистер: То есть, ради высшего блага можно бросить кого-то на смерть? Я… я в этом не очень уверен. Меня мучила совесть от того, что мы покинули всех этих людей, напуганных и беспомощных.
  • Лелиана: Алистер, ты исполняешь свой долг. Дальше может быть ещё хуже… знаешь, ты должен закалить своё сердце.
  • Алистер: У меня это никогда толком не получалось. Я имею в виду, закалять своё сердце. Мне кажется, иногда лучше быть мягкосердечным, ну хоть немножко. Мне это не мешает.
  • Лелиана: Я не верю тебе. И как бы то ни было, ни у кого из нас нет выбора.

  • Алистер: Слушай… я насчёт того, что между вами происходит. Разве ты не нарушаешь свои обеты?
  • Лелиана: Что? Что это за вопросы ты задаёшь так, походя? Что это «между нами происходит»?
  • Алистер: О да, конечно, я же слепой. Я до сих пор ни разу не заметил, как вы пожираете друг друга глазами.
  • Лелиана: Вовсе он не пожирал меня глазами. Или пожирал? Нет, правда – пожирал?
  • Алистер: Ну, вот сейчас я в этом не очень уверен. Может, и не пожирал… не знаю. Можно, конечно, спросить у него самого…
  • Лелиана: Ты не посмеешь! Или посмел бы? Нет, ты бы не посмел…
  • Алистер: Посмел бы. Но не стану. А то, чего доброго, начну дёргать у него волоски на память и передавать ему любовные записочки.
  • Лелиана: Я… знаешь что, не лезь не в своё дело! Какая невоспитанность!

  • Алистер: Я вот всё пытаюсь понять… чем может привлечь женщину такой человек, как Зевран?
  • Лелиана: Ну, с точки зрения некоторых он довольно красив. Почему ты об этом спрашиваешь?
  • Алистер: Да нипочему. Просто… тебе не кажется, что он выглядит чуточку вызывающе? Одежда, причёска…
  • Лелиана: Не понимаю. Что значит – вызывающе? Ты что-то имеешь против него?
  • Алистер: Если не считать того, что он наёмный убийца, который пытался нас убить, причём не единожды… Нет, пожалуй, нет. Неужели женщинам такое нравится?
  • Лелиана: Там, откуда я родом – да, нравятся.
  • Алистер: Хм. В самом деле? Понимаю.

  • Лелиана: Есть много удивительных легенд о королях, который пропали, а потом вернулись в свои владения и правили в величии и славе…
  • Алистер: Я никуда не пропадал. И, если уж на то пошло, не король. Да и величия во мне ни на грош.
  • Лелиана: Ты сын Мэрика, ты законный король Ферелдена.
  • Алистер: Я сын служанки, помешанной на знатных особах, и распутного мужчины, который случайно оказался королём. Слушай, я не могу быть королём. Я в иные дни путаю правый башмак с левым.
  • Лелиана: Во все времена случалось, что королевствами правили круглые дураки, а ты всё же не круглый дурак.
  • Алистер: Какое облегчение.
  • Лелиана: И не беспокойся насчёт башмаков. Королям не приходится одеваться самим. На то есть советники, верно?
  • Алистер: И, видимо, служанки, помешанные на знатных особах.

(у Стража роман с Алистером)

  • Алистер: Послушай, Лелиана... ты ведь женщина?
  • Лелиана: Я? Вот это новость. И когда же это случилось?
  • Алистер: Я просто хотел попросить совета. Как мне поступить, если... если мне вдруг понравится женщина, и...
  • Лелиана: Хочешь за ней поухаживать? Вот тебе хороший совет: никогда не спрашивай, женщина она или нет.
  • Алистер: Ага, ладно. Хорошая мысль.
  • Лелиана: Почему ты спрашиваешь? Боишься, что дело не сладится само собой?
  • Алистер: С какой стати ему сладиться? Особенно если я способен спросить у кого-то, женщина она или нет.
  • Лелиана: Алистер, тебе это только прибавляет обаяния. Ты немного неловок. Это так мило.
  • Алистер: Так мне надо быть неловким? Ты ведь только что сказала, что так поступать не следует.
  • Лелиана: Просто будь самим собой. Ты ведь это умеешь, правда?
  • Алистер: Ладно, забудь, что я спрашивал.

Лелиана и Винн

  • Лелиана: Винн, это твоё?
  • Винн: Ох, моя сумка с ингредиентами! Спасибо, дорогая… а я всё ломала голову, куда её задевала.
  • Лелиана: Ты оставила её у костра, в лагере.
  • Винн: О… да, теперь я вспомнила. Как незаметно подкрадывается старость и приносит с собой забывчивость…
  • Лелиана: Винн, ты великий маг, и ты умнее и мудрее, чем многие мои знакомые. Даже молодые.
  • Винн: Да, но ты не видела меня пятнадцатилетней или двадцать лет тому назад… мой огонь с тех пор изрядно приугас. Но спасибо тебе, Лелиана… за то, что выручила пожилую даму.

  • Лелиана: Ты ведь не религиозна, правда? Ты не веруешь?
  • Винн: Верую, в разумных пределах. Тем не менее вера не правит моей жизнью. Почему ты об этом спросила?
  • Лелиана: Да так, нипочему. Просто ты очень хорошая, и это сразу видно, и мне сначала подумалось, что ты религиозна, как некоторые преподобные матери. Но нет, потом я хорошенько подумала и поняла, что это не так.
  • Винн: Я делаю то, что приносит мне удовольствие. Мне нравится учить других, помогать им. Я не ищу благодарности за свои труды. Я не ищу одобрения ни своих коллег, ни тем более далёкого бога.
  • Лелиана: Как это замечательно – творить добро ради добра. Многие, кого я знала, были не такие. Они бахвалились своими делами, стараясь поразить воображение окружающих. - «Ах, леди Адели, ты накормила и одела двадцать сирот, как это благородно!» - «Нет-то, леди Кларабелла, это всё пустяки. Ты лечила сорок прокажённых и делала им массаж!» Они точно соревновались, с притворной скромностью. Отвратительно.
  • Винн: Э-э… леди Кларабелла действительно сделала сорока прокажённым массаж?
  • Лелиана: Кто её знает. У леди Кларабеллы были странные вкусы. Я бы не удивилась, если б она сделала и это, и многое другое.

  • Лелиана: Ты напоминаешь мне леди Сесиль.
  • Винн: Кого?
  • Лелиана: Это леди из Орлея. Моя мать служила ей до самой смерти. Леди Сесиль оставила меня у себя, не вышвырнула на улицу. У тебя с нею много общего. У вас схожие манеры, одинаковая аура аристократизма.
  • Винн: О, дитя, я-то не аристократка.
  • Лелиана: Аристократизм не обязательно даётся от рождения. Я встречала среди знати настоящих дегенератов – настолько они были ничтожны и мелочны. Я думаю, что последний крестьянин может обладать высоким духом, который обязательно проявится. Такое вот благородство души и роднит тебя с Сесиль.
  • Винн: Но… спасибо, Лелиана. Я очень тронута твоими словами.

  • Винн: Тебе очень не хватает обители? Говорят ты была там счастлива.
  • Лелиана: В основном, да. Это было мирное место, и там я получила шанс начать жизнь сначала. Никто не знал, кто я такая… Но порой я радуюсь, что ушла оттуда и снова странствую. В той обители было кое-что неприятное… верней, кое-кто неприятный. Некоторые братья и сёстры говорили со мной так, словно их Песнь была милей Создателю. Ох, меня так злила эта их манера говорить со мной свысока. Ну и пусть иногда я забывала или путала слова Песни – и что с того? Создатель ведь глядит прямо в наши души, верно? И какая разница, что произносят губы, только бы душа была чиста.
  • Винн: Думаю, дорогая, ты кое-что упускаешь. Церковь считает, что Песнь света должна распространиться по всему миру. Как же её распространить, если те, кто исполняет Песнь, забывают или путают слова?
  • Лелиана: Но я пришла к Создателю раньше, чем даже услышала всю песнь. Создатель говорит с людьми, они просто не умеют слушать. Думаю, что это просто борьба за власть. Если они убедят других, что знают больше, значит, их должны будут почитать.
  • Винн: Ах, дитя моё, именно такого рода разговоры и вызвали у них настороженное отношение к тебе. Мнение, которое не совпадает с твоим собственным, бывает как правило опасно.

  • Винн: Иной раз трудно поверить, что ты в таком юном возрасте перенесла столько испытаний.
  • Лелиана: Я, пожалуй, выгляжу моложе своих лет.
  • Винн: Да… да, возможно. Я в твоём возрасте только-только собиралась впервые взять ученика. Сейчас-то ясно, что следовало подождать несколько лет. Молодость сильно подхлёстывала мою самоуверенность.
  • Лелиана: Глядя на тебя сейчас, трудно в это поверить.
  • Винн: О, мне потребовалось чуть не два десятка лет, чтобы созреть. Поверь, в те годы я была… иной.
  • Лелиана: Так, ты вроде хорошего вина, да? С возрастом теряешь терпкость?
  • Винн: Наверно, можно сказать и так. Но, видит Создатель, ужасно не люблю, когда меня сравнивают с вином. Или сыром.

  • Лелиана: Это, должно быть, чудесно – уметь плести чары.
  • Винн: Чудесно? Для тебя – может быть. Большинство не разделяет твоих чувств.
  • Лелиана: А, да что они понимают? Они просто завидуют. Создатель даровал вам магию, и вы должны ею пользоваться. Ты проделываешь это так легко. Для тебя это естественно, как дыхание. Ах, если бы я обладала таким даром!
  • Винн: Но ты им уже обладаешь. У тебя есть музыка, танцы. Грациозней тебя я никого не встречала. Я думаю, что Создатель, быть может, дарует магию всем нам… только разную.
  • Лелиана: Мне никогда такое в голову не приходило. Вероятно, у каждого из нас свой скромный дар. Я знавала в Орлее одну знатную даму, которая была такой же, как почти все знатные дамы – красивой и глупой. Однако же у Катарины был совершенно потрясающий талант – вязать узелками черенки вишен при помощи одного лишь языка. Это было весьма впечатляюще. Мужчинам особенно нравилось за ней наблюдать.
  • Винн: Э… да, это именно та разновидность дарованной Создателем магии, о которой я говорила.

  • Лелиана: Я слышала о… том, что случилось и… даже не знаю, что сказать. Но чувствую, что сказать что-то надо. Может быть, сожалею?
  • Винн: Я не нуждаюсь в сочувствии, и поэтому не считай себя обязанной успокаивать меня. Лелиана, мы все знаем, что умрём. Так, какая разница?
  • Лелиана: Потому… потому что раньше?
  • Винн: Правда? Я могу умереть через год или завтра, от стрелы разбойника, вонзившейся в сердце. Я точно не знаю. Постоянный страх смерти лишает радости все на свете, в первую очередь, жизнь. Не тревожься обо мне, да и о себе. Смерть заберёт нас, когда вздумает, а до тех пор мы живы, воистину живы.

Лелиана и Зевран

  • Зевран: И как долго ты была в обители, моя дорогая?
  • Лелиана: Чуть больше двух лет. А что?
  • Зевран: И… и что, все братья и сёстры там… они приносят обеты?
  • Лелиана: Большинство – да.
  • Зевран: Два года не видела никого, кроме мужчин и женщин… которые посвятили себя какому-то равнодушному богу?
  • Лелиана: К чему ты клонишь?
  • Зевран: Неужто… неужто тебе за эти два года так и не захотелось компанию завести? Два года! Подумать и то страшно.
  • Лелиана: В обители я получила время для размышлений. Я была занята мыслями о Создателе и о других… достойных предметах. Я ведь сказала: большинство братьев и сестёр дали обеты. Но не все. Многие, как и я, лишь заявили о верности вере.
  • Зевран: Ага! Значит, там было не так плохо.
  • Лелиана: Зевран, ничего такого там не было. Пойми, негоже заниматься такими вещами в доме, посвящённом Создателю
  • Зевран: Почему? Создатель сотворил нас такими, какие мы есть. Он вложил в нас побуждения. Он сделал вот эти части. Думаешь, для красоты?

  • Зевран: Представляю, Лелиана: это было для тебя то ещё время.
  • Лелиана: То ещё время? Не понимаю, о чём ты.
  • Зевран: С тех пор, как ты, так сказать, сбрасывала туфли… Ты ведь покончила с монастырской жизнью, верно?
  • Лелиана: Да, с тех пор прошло некоторое время. Зевран, знаешь, есть дела и поважнее, чем «сбрасывать туфли».
  • Зевран: О, я не спорю. Я просто считаю, что у плоти есть желания, которые вложил в неё Создатель. У тебя их должно быть… немало. За столько времени…
  • Лелиана: Это чисто личный вопрос.
  • Зевран: Я не хотел тебя обидеть. Лишь предложил свои услуги на случай, если тебе нужно… расслабиться.
  • Лелиана: Спасибо за заботу. Может, мне лучше сначала посоветоваться с Серым Стражем: принимать твоё предложение или нет?
  • Зевран: Тц-ц-ц. Лелиана, как же тебя изменило путешествие!
  • Лелиана: К лучшему, надеюсь.

  • Лелиана: Эти твои… метки, в них есть своя привлекательность. Они напомнили мне, как мы в Орлее подкрашивали лица.
  • Зевран: Да, но это не просто краска.
  • Лелиана: Они что-нибудь значат для тебя? Эти символы?
  • Зевран: Некоторые - да. Это священные знаки Воронов. Я не в праве говорить тебе, что они значат. Другие нужны, чтобы подчеркнуть формы тела… изгибы и мускулатуру. Когда на мне одежда и доспехи, это не очень-то объяснишь.
  • Лелиана: Что-то не припомню, чтобы я видела много отметок на твоём теле.
  • Зевран: Ах, конечно, нет. Они не в таких местах, где сразу бросились бы в глаза. Если хочешь, могу показать.
  • Лелиана: Э-э… нет. Пожалуй, нет.
  • Зевран: В чём трудности?
  • Лелиана: Никаких. Просто, для любования мне хватает и отметок на твоём лице, вот и всё.
  • Зевран: Ну, как хочешь. Но если передумаешь…
  • Лелиана: Не волнуйся, ты узнаешь об этом первый.

  • Лелиана: Зевран, у нас с тобой много общего.
  • Зевран: Кроме непорочности и красоты?
  • Лелиана: Мы оба много лет провели вдали от Ферелдена. Ты как убийца, а я - как бард.
  • Зевран: Значит, тебе приходилось убивать.
  • Лелиана: Часто. Без охоты, но, тем не менее, убивала.
  • Зевран: Тебе это не нравилось? Или тебя не манит охотничий азарт?
  • Лелиана: Это… пожалуй… нравилось. Поиски… не само убийство.
  • Зевран: Убийство - лишь знак окончания поисков. Пока его нет, погоня не окончена. Надеюсь, ты свои объекты убивала чисто?
  • Лелиана: Если была возможность.
  • Зевран: Верно, когда дичь поймана, она заслуживает доброй, чистой смерти. Пожалуй, ты права: у нас много общего.

  • Зевран: Так, всё-таки, чем сёстры в церкви занимаются для развлечения?
  • Лелиана: А что, Зевран, в Антиве сестёр-монахинь нет?
  • Зевран: Конечно. Впрочем, у нас есть… не знаю, как назвать тех сестёр. «Атия награно», как это будет по-вашему… Чистые. Непорочные, что ли?
  • Лелиана: И их можно опорочить, даже просто заговорив о них?
  • Зевран: Ты, что, вправду, не понимаешь?
  • Лелиана: Зевран, я родилась не в церкви. Сестры… мы могли по-всякому проводить время. Работать, например. И молиться.
  • Зевран: А побездельничать, значит, некогда?
  • Лелиана: Зевран, я пришла туда не для безделья и удовольствий. Мне нужно было осмыслить моё отношение к Создателю.
  • Зевран: Ну, и как? Похоже, скука ужасная…
  • Лелиана: А чем, по-твоему, занимаются сёстры в Антиве?
  • Зевран: Ну, в Антиве церковь изготавливает прорву вина, так что, позволю предположить… они его пьют?
  • Лелиана: Очень, очень сомневаюсь.
  • Зевран: А у меня с детства одна мечта была. Немного побыть у них братом.



  • Лелиана: Зевран, я видела, как ты недавно, в городе, смотрел на девушку. Что ты о ней думал?
  • Зевран: Милая Лелиана, о какой ты? Я вижу много девушек и всех разглядываю.
  • Лелиана: Как же, о той, в... в туфлях!
  • Зевран: В туфлях... Да, отличная примета.
  • Лелиана: Ну, ещё у неё длинная светлая коса.
  • Зевран: Коса? А-а, вот ты о чем. Да, помню.
  • Лелиана: Так что ты подумал? У тебя был совершенно очарованный вид.
  • Зевран: Да, она была... вполне ничего... если не считать масляной рожи.
  • Лелиана: Масляной, чего?
  • Зевран: Рожи масляной. Все прекрасно, кроме лица.
  • Лелиана: Ты нехороший.

  • Зевран: Лелиана, рассказала бы о своём видении.
  • Лелиана: Не уверена, что о нём стоит говорить с тобой. Ты же будешь надо мною смеяться.
  • Зевран: Ну-у… зачем мне так поступать?
  • Лелиана: Ну, вот, сразу начал. Нет, я вообще не стану с тобою разговаривать.
  • Зевран: Хм-м-м. Создателю, наверно, не угодно, чтобы ты распространяла Его слово. Что ж, смирюсь с твоим упрёком.
  • Лелиана: Я… а почему ты хочешь это узнать?
  • Зевран: Как же? Чтобы посмеяться, конечно.
  • Лелиана: Ты просто невыносим!
  • Зевран: Напротив, любовь моя, мне часто говорили, что я очень лёгок.

  • Зевран: Ну, ладно. Нынче я серьёзен. Расскажи о своём видении.
  • Лелиана: Ни за что!
  • Зевран: Но Серым Стражам ты о нём рассказывала, правда? Почему им можно, а мне нет?
  • Лелиана: Ты сам сказал, что хочешь посмеяться надо мною. Сказал, сказал!
  • Зевран: Сначала было смешно. Но… ты же видишь, что я совершенно серьёзен. Правда, я хочу знать.
  • Лелиана: Ну, и очень плохо. А я, правда, не хочу тебе рассказывать.
  • Зевран: Подозреваю, что ты сама не веришь в это своё видение.
  • Лелиана: Что? Я… неправда! Я верю в него!
  • Зевран: Вот и доказывай, что это правда. И пусть будет, что будет.
  • Лелиана: Ты хочешь посмеяться надо мною?
  • Зевран: Ну… да. Ничего не могу поделать.
  • Лелиана: Я… ты… я, просто…
  • Зевран: Знаю, знаю. Я ужасен.

Лелиана и Морриган

  • Лелиана: Я слышала, ты дочь Флемет, ведьмы из дебрей Коркари.
  • Морриган: А я слышала, что ты мыла ноги зимой и простудила мозги, но мы ведь все знаем, что это неправда. Но иногда слухи не врут, и в этом они правы.
  • Лелиана: Знаешь историю о…
  • Морриган: Конечно. Думаешь, мать отпустила бы меня, прежде чем рассказала всё о своей молодости?
  • Лелиана: Моя мать тоже много рассказывала. Это она привила мне любовь к старинным сказкам и легендам.
  • Морриган: П-ф-ф. От сказок моей матери у меня кровь стыла и кошмары снились. Какой девочке захочется слушать о том, как её мать приводит к себе на ложе мужчин-дикарей, использует, пока выдерживают, и убивает? Тем более, девочке не захочется слушать, что и она будет так же поступать, когда вырастет.
  • Лелиана: Я… э-э… ясно.
  • Морриган: Нет, не ясно. Ничего тебе не ясно.

  • Лелиана: Морриган, ты очень красивая.
  • Морриган: Я и сама это отлично знаю.
  • Лелиана: Но ты всегда одеваешься в такое тряпьё… Оно, тебе, пожалуй, идёт: дыра тут, прореха там, чтобы кожу было видно. Я понимаю…
  • Морриган: Надеюсь, ты понимаешь, что я жила в лесу.
  • Лелиана: Может, когда-нибудь мы добудем тебе красивое платье. Шёлк… нет, пожалуй, бархат. Бархат тяжелее, он лучше защитит от ферелденских холодов. Тёмно-красный бархат… да… и золотая вышивка. Конечно, с глубоким декольте. Мы же не станем скрывать твоих достоинств.
  • Морриган: Перестань пялиться на мои груди. Это меня ужасно смущает.
  • Лелиана: Тебе так не кажется? С глубоким декольте нужно будет ещё подобрать волосы, чтобы открыть эту дивную шейку…
  • Морриган: Ты с ума сошла. Я, скорее, позволю Алистеру одевать меня.
  • Лелиана: Будет прелестно, обещаю! А ещё нужны будут туфли! О, туфли! Надо будет вместе пройтись по лавкам!

  • Лелиана: Доводилось слышать истории о Диких землях?
  • Морриган: Не то, что ты любишь. Ни принцесс в высоких башнях, ни рыцарей, в одиночку выходящих против целых армий.
  • Лелиана: Я люблю не только это!
  • Морриган: Хочешь послушать о дикарях-хасиндах, которые скитаются в болотах? О том, как искусно они подвергают врагов медленной смерти. А может о ядовитых тварях из Диких земель, которые откладывают яйца тебе под кожу. И молодь, когда вылупляется, жрёт тебя заживо. Или сказку о кузине матери моей. Тоже из болот. Страшнее ничего не знаю я.
  • Лелиана: Э-э… нет. О таком я слушать не желаю…
  • Морриган: Значит, у меня нет сказок для тебя.

  • Лелиана: Морриган, мне бы хотелось узнать… веришь ли ты в Создателя?
  • Морриган: Конечно, нет. Мне не свойствен примитивный страх перед луной, а потому не приходится верить в сказки, чтобы спать по ночам.
  • Лелиана: Но ведь невозможно, чтобы мир существовал только по воле случая. Духи, магия, все эти чудеса, которые окружают нас. Ты же знаешь, что всё это существует.
  • Морриган: Но это ещё не значит, что их сознательно сотворил некий вечно отсутствующий Бог-отец.
  • Лелиана: Стало быть, всё это лишь игра случая? И то, что мы все оказались здесь – одно только счастливое совпадение?
  • Морриган: Бесполезно и пытаться поставить порядок выше хаоса. Природа по самой своей натуре хаотична.
  • Лелиана: Я в это не верю. Я верю, что у нас есть цель. У всех нас.
  • Морриган: Твоя цель явно в том, чтобы мне докучать.

  • Лелиана: Так ты и в самом деле не веришь ни в какой высшую силу?
  • Морриган: Я смотрю, тебя это зацепило. Нет, не верю. А должна?
  • Лелиана: И что же, по-твоему, будет, когда ты умрёшь? Ничего?
  • Морриган: Я не предстану перед ликом Создателя, если ты это имеешь в виду.
  • Лелиана: Лишь достойные могут предстать перед Ним. Сколько бедных, страдающих душ обречено на скитания в пустоте, в безнадёжности и вечном забвении.
  • Морриган: А чем ты докажешь, что это так? Мне встречались только духи, но не бродячие призраки безбожных злодеев.
  • Лелиана: Как печально, должно быть, не ждать ничего, не испытывать любви и не стремиться к посмертному блаженству.
  • Морриган: Да-да, я из-за этого так терзаюсь. Ты увидела меня насквозь, до моей несчастливой и неприкаянной сути.
  • Лелиана: Ну вот, теперь ты просто насмехаешься надо мной.
  • Морриган: И ты это заметила? Похоже, твоя восприимчивость не знает границ.

  • Лелиана: Тогда, Морриган, позволь задать тебе вот такой вопрос. Что, если Создатель действительно был в этом мире?
  • Морриган: Тогда мне непонятно, почему он покинул Свои творения. По-моему, это чудовищная безответственность.
  • Лелиана: Он покинул нас, потому что мы захотели идти собственным путём, пускай даже самим себе во вред, а Он не в силах был взирать на это.
  • Морриган: Но откуда тебе это знать? У Него самого ведь не спросишь. Быть может, Он просто ушёл к новому творению, а старое бросил как удручающую ошибку, о которой лучше забыть.
  • Лелиана: Мне не нужно это знать, потому что у меня есть вера. Я верю в Него и чувствую Его надежду и любовь.
  • Морриган: Вера. Как быстро те, кто не может ответить на вопрос, вспоминают это слово.
  • Лелиана: Неужели той, которая прибегает к магии, так сложно поверить в то, чего она не может увидеть?
  • Морриган: Магия реальна. Я могу касаться её и повелевать ею, и мне не нужно верить в магию, чтобы ощутить, как она наполняет меня. Если хочешь обрести высшую силы, то это – магия.
  • Лелиана: Но только если ты можешь ею управлять. Ах, Морриган, не завидую я твоему одиночеству.
  • Морриган: Я… знаешь что, уйду. Уж лучше одиночество, чем эта… бесконечная болтовня.

(после завершения квеста Эрл Редклифа)

  • Морриган: Полагаю, Лелиана, ты уже сложила подходящую балладу, чтобы увековечить события в Редклифе?
  • Лелиана: С какой стати мне это делать?
  • Морриган: Ты ведь снова взялась за инструменты, верно? Так сказать. Бард берёт события величайшей важности и претворяет их в легенду.
  • Лелиана: То, что произошло в Редклифе, было ужасно! Столько людей погибло, и причиной их ужасной смерти стали невообразимо злые силы.
  • Морриган: Ну вот. Это было не так уж трудно. Впрочем, можешь положить эти слова на музыку.
  • Лелиана: Ты говоришь так, точно всё это доставило тебе наслаждение. А меня при одной мысли об этом выворачивает наизнанку.
  • Морриган: Но ведь мы же в конце концов преуспели. Чего стоит победа, которая достаётся задарма?
  • Лелиана: Стоит мне только подумать о том, что довелось пережить тому бедному мальчику.... нет, я не желаю прославлять в веках то, что случилось в Редклифе.
  • Морриган: Кто же тогда извлечёт урок из этих событий? На твоём месте я бы хорошенько об этом подумала.

(после завершения личного квеста Лелианы)

  • Морриган: Ну, что? Вижу я, ты всё-таки самая настоящая обманщица.
  • Лелиана: Наконец-то решила поликовать?
  • Морриган: Просто моим взглядам на Церковь вполне соответствует то, что одна из её служительниц оказалась такой двуличной лицемеркой.
  • Лелиана: В Церкви есть хорошие люди. Много хороших людей, которые пришли туда только для того, чтобы помогать другим.
  • Морриган: И, судя по всему, пара-тройка таких, которые только притворяются хорошими.
  • Лелиана: По крайней мере, я старалась стать лучше, чем была. По крайней мере, я сожалею о зле, которое совершила. Лучше быть такой, чем никогда и никого не любить, кроме себя самой. Всё, что угодно, только не это.
  • Морриган: По крайней мере, ты выучилась фарисейскому самодовольству. Поздравляю.

(если Страж-мужчина в романе и с Морриган, и с Лелианой)

  • Морриган: Вижу, ты упорно остаёшься там, где тебе делать нечего.
  • Лелиана: Ты ревнуешь? В этом дело, да? Потому что я не думаю, что это твоё дело – решать, где мне быть и с кем.
  • Морриган: О, можешь продолжать в том же духе. Я только предупреждаю, что за последствия ты будешь отвечать сама.
  • Лелиана: Ты забываешься, Морриган. Я отнюдь не беззащитна. Не давай обещаний, которые не сможешь выполнить.
  • Морриган: Я всегда выполняю свои обещания.
  • Лелиана: Слова недорого стоят.
  • Морриган: И это говорит бард?

(если Страж-мужчина в романе и с Морриган, и с Лелианой)

  • Морриган: Ты же не можешь думать, будто он предпочтёт тебя.
  • Лелиана: Забавно, я то же самое собиралась сказать тебе.
  • Морриган: Вот как? И что же, по-твоему, можешь предложить ты?
  • Лелиана: Не знаю. Но если мы будем вместе, то только потому, что он желает и любит меня. Это – настоящее.
  • Морриган: И всё же любовь – это плод, который портится, не успев созреть, кислый плод лишь со смутным намёком на прежнюю сладость. Чего она стоит, на самом-то деле?
  • Лелиана: Всего. И не знать это может только чёрствый, бездушный человек.
  • Морриган: Посмотрим.

(если Страж-мужчина в романе и с Морриган, и с Лелианой, но секс был лишь с Морриган)

  • Морриган: Ты же не можешь думать, будто он предпочтёт тебя.
  • Лелиана: Забавно, я то же самое собиралась сказать тебе.
  • Морриган: И однако же мы с ним занимались любовью. Ты это знала?
  • Лелиана: Я... по крайней мере подозревала. Тем лучше, тем скорее он поймет, что больше тебе и нечего предложить.
  • Морриган: Мир плоти включает множество самых разных наслаждений. Что, по-твоему, он сделает, когда обнаружит, что ты предлагаешь ему только неуклюжую пресность?
  • Лелиана: Если мы и дойдем до этого... если и захотим... то лишь потому, что любим друг друга.
  • Морриган: И всё же любовь – это плод, который портится, не успев созреть, кислый плод лишь со смутным намёком на прежнюю сладость. Чего она стоит, на самом-то деле?
  • Лелиана: Всего. И не знать это может только чёрствый, бездушный человек.
  • Морриган: Посмотрим.

(если Страж-мужчина в романе и с Морриган, и с Лелианой)

  • Морриган: Я не люблю делиться. И хочу, чтобы ты это знала.
  • Лелиана: Я у тебя ничего не просила одолжить.
  • Морриган: А я бы и не одолжила. Так что лучше притормози и поищи себе другого.
  • Лелиана: Кого поискать?
  • Морриган: Врёшь ты неубедительно. Ладно, если хочешь соперничать – будет тебе соперничество.
  • Лелиана: Вы, жители дебрей, все такие странные. И ревнивые.

Лелиана и Огрен

  • Огрен: И что, в Церкви всем указывают, что надевать?
  • Лелиана: Все должны носить монашеские рясы и тому подобное.
  • Огрен: Э-э… ага. Рясы. А ещё что?
  • Лелиана: Ну… иногда носят ризы и праздничные облачения…
  • Огрен: Ясно. Ясно. Ну, а… ещё что?
  • Лелиана: Почему тебя это так интересует?
  • Огрен: Тьфу, да чтоб мне лопнуть. Под рясами что – панталоны? Или нет?
  • Лелиана: Что-о?
  • Огрен: Ну, не тяни, говори. Вы под рясами голые или нет?
  • Лелиана: Да какое это имеет значение?
  • Огрен: Ладно. Не говоришь – и не надо. Сам как-нибудь узнаю.
  • Лелиана: Э-э… ну да. Удачи тебе в этом деле.

(Бранка мертва)

  • Огрен: (Вздыхает)
  • Лелиана: Что-нибудь случилось? Может… ты думаешь о Бранке?
  • Огрен: Бранке?.
  • Лелиана: Ты ведь любил ее, да? Я, случалось, видела, как ты ночью смотрел куда-то вдаль с такой печалью во взгляде… Ты соображаешь, чем же оттолкнул ее от себя, думаешь, могла бы она остаться, если бы ты поступил по-другому… Она наверняка любила тебя, в глубине души...
  • Огрен: У этой любительницы воды сердце из стали. И одна любовь - наковальня. И до, и после, одна только наковальня. А вздыхал я - меня газы распирали, а потом все же выпустил. А то прибил бы тебя в аккурат сейчас. Бесшумный убийца, точно?
  • Лелиана: (Кашляет)

(если Лелиане подарили нага)

  • Огрен: Ах! Лелиана, убери отсюда эту глупую тварь.
  • Лелиана: Прости, Огрен. Он тебя побеспокоил?
  • Огрен: Нет. Просто, он не понимает, что выглядит очень аппетитно и наводит на всякие мысли. Вроде как домом запахло, чуешь?
  • Лелиана: М-м… я позабочусь, чтобы Шмоплз больше не путался под ногами.
  • Огрен: Шмоплз? Ты назвала нага Шмоплзом? Нам только не хватало деликатеса по имени Шмоплз!

Лелиана и Пёс

  • Лелиана: Я давно уже трачу чернила на запись хроник наших деяний и всё думаю, как же мне лучше описать тебя. Ты совсем не похож на других животных, каких я встречала; умом и пониманием не уступишь иным людям. Так, посмотрим… ты верный, да? Это само собой разумеется… Очень, очень умный… тоже само собой. Ты очень страшен, когда необходимо и нежный, как голубь, в иное время. Ещё ты любишь играть… бываешь прожорливым…
  • Пёс: (“Имя” прерывает Лелиану отрывистым резким лаем.)
  • Лелиана: Нет? Тогда, кто же постоянно выпрашивает объедки, а?
  • Пёс: (Скулит)
  • Лелиана: Ладно, ладно, ты не прожорливый. Ты просто… любишь хорошо поесть. Согласен?
  • Пёс: (Он радостно лает и машет хвостом.)

  • Лелиана: Какой у тебя пёс великолепный. Как взгляну на тебя, сразу о нём думаю.
  • Пёс: (Радостный лай!)
  • Лелиана: У леди Сесиль, я жила у неё после смерти мамы, была собака. Маленькая, из тех, что носят подмышкой и сажают на колени.
  • Лелиана: Как же её звали… ах, да, Бон-Бон. Это была не собака, а ужас хвостатый. Знаешь, она пряталась, когда кто-то шёл…
  • Лелиана: А потом цапала за щиколотки. Зубы острые, как бритвы… ужасно больно было.
  • Лелиана: Однажды она напала на меня. Вцепилась в ногу. Я решила, что это бешеная крыса, и пнула её. Бон-Бон перелетела и через комнату, и через перила.
  • Лелиана: Выжила, но больше никогда ко мне не подходила.

Лелиана и Стэн

  • Стэн: Ты была в церкви. Ты священница?
  • Лелиана: Нет, нет. В церкви я была послушницей.
  • Стэн: И это?..
  • Лелиана: Я жила и служила в церкви, но не приносила никаких обетов.
  • Стэн: Выходит, ты… только развлекалась священством?
  • Лелиана: О, нет, у послушниц совсем не такие обязанности, как у священниц.
  • Стэн: Значит, ты не исполняла обязанностей священниц, не принимала их обетов, а просто жила вместе с ними?
  • Лелиана: Да!
  • Стэн: … И в церкви ты была вроде пансионерки?
  • Лелиана: Э-э… вроде того…

  • Стэн: Зачем ты здесь?
  • Лелиана: Что ты имеешь в виду?
  • Стэн: Женщины - священницы. Или торговки. Или ремесленницы. Или крестьянки. Никому из них бой не нужен.
  • Лелиана: Даже не знаю, что на это сказать…
  • Стэн: Так негоже. Этого не должно быть.
  • Лелиана: У твоего народа что, нет ни волшебниц, ни воительниц?
  • Стэн: Конечо нет. С чего нашим женщинам рваться в мужчины?
  • Лелиана: Что ты такое говоришь? Вовсе они не рвутся в мужчины.
  • Стэн: И не должны. Это может привести лишь к разочарованию.
  • Лелиана: Стэн… впрочем, неважно. Давай, оставим это.

  • Лелиана: Я видела, что ты там делал.
  • Стэн: Ох?
  • Лелиана: Не прикидывайся невинным.
  • Стэн: О чём ты говоришь?
  • Лелиана: Ты собирал снаружи цветы!
  • Стэн: … Нет, не было такого.
  • Лелиана: Было!
  • Стэн: … Это лечебные травы.
  • Лелиана: Ты большой добряк.
  • Стэн: Никогда не будем говорить об этом.
  • Лелиана: Добряк!

  • Стэн: Прекрати.
  • Лелиана: (Хихикает) Что прекратить?
  • Стэн: Это. Смотреть на меня и хихикать.
  • Лелиана: Я не могу удержаться! Ты такой большой и мужественный! Разве подумаешь, что ты такой добряк?
  • Стэн: Не говори так. Я солдат Бересаада. А никакой не «добряк».
  • Лелиана: (Хихикает) Добряк.
  • Стэн: … Ненавижу людей.

  • Стэн: Поёшь ты больно много.
  • Лелиана: Да. Музыка поднимает мне настроение. А ты хотел бы, чтоб я молчала?
  • Стэн: Я такого не говорил. Это было из твоих хоралов?
  • Лелиана: (Смеётся) Нет! Это баллада о разбойнике и девушке из таверны, которая влюбилась в него. А ты не разобрал?
  • Стэн: Все ваши языки для меня одинаковы. Вообще-то я подумал, что ты пела об овощах.

  • Стэн: (Вздох) Лелиана, что ты от меня хочешь?
  • Лелиана: Ничего! Просто, мне любопытно. Стен, мы о тебе очень мало знаем. … Кроме того, что ты большой добряк.
  • Стэн: Прошу, больше не говори так.
  • Лелиана: Прости. Я вовсе не хотела посмеяться над тобой. Стен, быть сердечным, совсем не плохо. Просто, я этого не ожидала.
  • Стэн: Почему?
  • Лелиана: Ты же кунари! Во всех сказаниях говорится, что вы, скорее, ураган или землетрясение, чем народ.
  • Стэн: Кунари очень опасны, потому что мы мыслящие воины, а не бездушная сила.
  • Лелиана: Не понимаю. Что ты хочешь сказать?
  • Стэн: Тебе лучше будет, если ты этого не узнаешь.

  • Лелиана: Знаешь, я слышала сказания о кунари.
  • Стэн: Ох?
  • Лелиана: Они завоевали почти весь север. Тевинтер, Ривейн, Антиву… Все страны лежали в развалинах. В северных королевствах говорят, что кунари безжалостны. Неумолимы. Что это не вторжение, а, скорее обвал. Чтобы вытеснить их за море, потребовалось три Священных похода.
  • Стэн: В следующий раз не оттеснят.

  • Лелиана: У кунари есть барды?
  • Стэн: Почему бы и не быть?
  • Лелиана: Не знаю. Твой народ, мне показалось, не очень любит музыку.
  • Стэн: Ты по мне судишь? Я солдат. Когда ансаам идёт в бой, он берёт с собой не лютню.

Лелиана и Шейла

(Если у Лелианы роман со Стражем)

  • Шейла: Я заметила, что сестра проводит с ним очень много времени.
  • Лелиана: С ним…? Ах да, понимаю. Не ожидала, что ты станешь замечать такое.
  • Шейла: Я сотворена из камня. Это не значит, что я тупа как кирпич.
  • Лелиана: (Хихикает) И я так думаю.
  • Шейла: Сестра не видит проблемы в том, чтобы служить двум хозяевам?
  • Лелиана: Хм. Если отвлечься от слова «служить», я так понимаю, то имеешь в виду Создателя? Я пришла в Церковь послушницей, но обетов не давала. А если б и давала – Церковь не запрещает людям любить друг друга.
  • Шейла: Мне сказали, что сестра покинула службу Создателю, чтобы отправиться сюда.
  • Лелиана: Создателя невозможно покинуть. Он всегда в твоей душе.
  • Шейла: Сдаётся мне, это повод в пользу неверности.
  • Лелиана: Ты… знаешь, ты крайне ехидна для ходячей статуи.
  • Шейла: Мне об этом говорили.

  • Шейла: Насколько я понимаю, сестра – поклонница этого «Создателя».
  • Лелиана: Сестра – это я? Как здорово! Будто ты мой старший брат… или сестра. Или ещё кто-то.
  • Шейла: Я – создание из камня. Сомневаюсь, чтобы мы могли быть в каком-нибудь родстве.
  • Лелиана: О, я не имела в виду – буквально! Тебе не приходило в голову, что существует духовное родство?
  • Шейла: Я заметила, что люди склонны верить небылицам, даже если им докажут, что это неправда.
  • Лелиана: Верить тому, чего нельзя доказать – в этом и есть сущность веры, Шейла.
  • Шейла: Верить тому, чего нельзя доказать – это легковерие.
  • Лелиана: Значит, я легковерна?
  • Шейла: Я так понимаю, мы больше не сёстры по духу?

  • Шейла: У меня, вероятно, есть причина извиниться перед сестрой.
  • Лелиана: Извиниться? За что?
  • Шейла: За предположение, то сестра легковерна, поскольку верит тому, чего нет на самом деле.
  • Лелиана: А, это. Я уже почти забыла. Спасибо, что напомнила.
  • Шейла: Думаю, было бы некоторым… утешением… верить, что всё происходящее следует некоей великой цели. В годы, проведённые в Хоннлите без движения, было бы утешением знать, что на то есть причины.
  • Лелиана: А ты уверена, что её не было? Возможно, Создатель совершил это, чтобы ты встретилась с нами. Ты как-то сказала, что у тебя нет цели. Быть может, ты просто не там её искала.
  • Шейла: Быть может. Я подумаю над этим.

  • Шейла: Я подумала о том, что сказала сестра.
  • Лелиана: В нашем предыдущем разговоре? И что?
  • Шейла: Я хотела бы, чтоб сестра объяснила мне, для чего нужны птицы.
  • Лелиана: Птицы? Э… какие птицы?
  • Шейла: Всякие. Злобные летучие демоны, которые роняют наземь свои испражнения. Зачем твоему Создателю понадобились эти твари?
  • Лелиана: Затем же, зачем он сотворил всякое… зло. Например, порождений тьмы. Чтобы уравновесить… добро и зло.
  • Шейла: Мне трудно поверить в высшую силу, которая намеренно посылает в мир зло. Неужели ей нравится так шутить?
  • Лелиана: Быть может, это урок, который всем нам предстоит выучить. Уроки, Шейла, часто бывают нелёгкими.
  • Шейла: Пф. Удивительно, что у этого Создателя столько поклонников. Я хочу сказать… птицы! Чем Он только думал?

  • Шейла: Я ещё немного подумала об этом Создателе сестры.
  • Лелиана: Он не только мой Создатель, Шейла. Он и твой Создатель. Он создал всё.
  • Шейла: Пф. Не знаю, кто создал меня, но сомневаюсь, чтоб это был Он.
  • Лелиана: Думаю, ты ошибаешься. Важнейшую часть тебя… ту часть, которая делает тебя тобой… Сотворил Он.
  • Шейла: И сестра просто верит в это, хотя нет никаких доказательств?
  • Лелиана: Верю.
  • Шейла: И сестра по-прежнему верит, что мы с ней может быть сёстрами? По духу?
  • Лелиана: Верю. Я думаю, что это было бы замечательно.
  • Шейла: Полагаю, бывают вещи и похуже. Например, налёт целой стаи голубей.
  • Лелиана: Рада это слышать.

  • Шейла: У сестры интересная обувь.
  • Лелиана: Правда? Ты… тебе нравятся туфли, да?
  • Шейла: Я довольно много вешу. Мягкая обувь на ногах была очень кстати, но я сомневаюсь, что такое можно изготовить.
  • Лелиана: Хм-м. Мне на ум приходят сандалии. Симпатичные сандалии на толстой подошве, с весьма прочными ремнями. О да, это можно сделать! Может быть, мы найдём сапожника, который захочет взяться за этот заказ! Какой цвет ты хочешь?
  • Шейла: Цвет не имеет никакого значения.
  • Лелиана: На самом деле, очень даже имеет. И ещё надо будет выбрать такой фасон, чтоб лодыжки казались потоньше… боюсь, тут тебе без помощи не обойтись.
  • Шейла: У меня… толстые лодыжки?
  • Лелиана: Ничего страшного. Я вот не в восторге от своих бёдер. Важно пользоваться тем, что у тебя есть.
  • Шейла: Хм. Ладно, я хочу красные туфли.
  • Лелиана: О-о! Какое смелое решение! Это надо запомнить!

  • Лелиана: Шейла, а ты жалеешь о той жизни, которой когда-то жила? О столетиях потерянных воспоминаний?
  • Шейла: Оно жалеет о времени, проведённом в чреве матери?
  • Лелиана: Я?.. Ну… нет. То время я не помню.
  • Шейла: Всё точно так же. Я помню досюда, а что было прежде ныне совсем забыто.
  • Лелиана: И ты совсем-совсем ничего не помнишь? Ни крошечки?
  • Шейла: Есть… образы. Лица, для которых у меня нет имён. Места, где я, помнится, была, но не знаю, где они. Жалею ли я об этом? Оно ни с чем не связано. Мысли об этом лишь тревожат меня.
  • Лелиана: Значит, это как сны. Просыпаясь, не помнишь подробностей.
  • Шейла: Сны, значит, такие? Что ж, да. Пожалуй, очень похоже.
  • Лелиана: Как печально! Узнать, что твоя прошлая жизнь это забытый сон… Я так сочувствую.

  • Шейла: Почему бард так смотрит на меня?
  • Лелиана: Я хочу сочинить о тебе песню. «Статуя с золотым сердцем»… или что-то в этом роде.
  • Шейла: Оно думает, что моё сердце из золота? Оно из камня, никак иначе. Холодного камня.
  • Лелиана: Я имею в виду, что у тебя золотое сердце. Сдаётся мне, что это так.
  • Шейла: И это называется «золотое сердце»? Почему?
  • Лелиана: Э-э… потому что золото блестящее и драгоценное и… доброе сердце ценится так же высоко?
  • Шейла: Блестящее.
  • Лелиана: Это так говорится.
  • Шейла: Моё сердце не назовёшь блестящим. Я убиваю. Часто и не без удовольствия.
  • Лелиана: У тебя была и другая жизнь. В глубине, в самой сердцевине своей сущности, ты добрая. Я уверена.
  • Шейла: И всё же я никогда не проявляю этого качества. Ужасно смешно.
  • Лелиана: Шейла, ты не вся каменная. В глубине у тебя есть живое существо.
  • Шейла: Разве что я его съела.

  • Лелиана: Не могу понять, почему ты ненавидишь птиц.
  • Шейла: Потому, что мне приходилось терпеть, что они вечно орут, вечно садятся и, главное, что они всё время га…
  • Лелиана: Нет, это я понимаю. Но ведь он всего лишь… такие они есть!
  • Шейла: Верно. Гнусные твари с крыльями. Порождений тьмы нужно истребить как раз за то, что они такие, какие есть.
  • Лелиана: Но ведь птички это красивые милые создания! Они открывают клювики и поют!
  • Шейла: Бард слышит музыку. Я слышу вопли баньши, от которых вскипает кровь.
  • Лелиана: Но… а как же соловей? Или лебедь?
  • Шейла: Правда, это не голуби. Ну и что? Злые твари в небе.
  • Лелиана: (Вздох) Сдаюсь.

(Шейла узнала историю своего создания)

  • Лелиана: Я и не знала, что ты женщина.
  • Шейла: Потому я не она. Я голем.
  • Лелиана: Но ведь ты была когда-то женщиной. И гномом. Разве это… ничего для тебя не значит?
  • Шейла: Бард говорит о ком-то, кто жил и умер пять веков назад. Что у меня с нею общего?
  • Лелиана: У вас одна душа.
  • Шейла: Я не… оно говорит загадками. Пусть перестанет, не то снесу ему голову.

Лелиана и Логэйн

  • Логэйн: Значит, ты ферелденская девушка, но предпочла жить в Орлее?
  • Лелиана: Я не предпочитала жить в Орлее. Я приехала туда вместе с матерью. Я знаю, как вы относитесь к орлесианцам, но я не из них.
  • Логэйн: А может и из них. Ты там выросла. Ты думаешь, как они, ценишь то же, что и они. Я слышал твои разговоры с другими. Ты считаешь Ферелден примитивным, нецивилизованным.
  • Лелиана: Нет, неправда!
  • Логэйн: Ты покрасилась под ферелденку, а царапни тебя, откроется орлесианское нутро.

  • Лелиана: Тэйрн Логэйн, ты, наверно, много чего знаешь о короле Мэрике.
  • Логэйн: А? Ты что, ищешь новые толкования того, что рассказывают в Орлее?
  • Лелиана: Нет, нет! (Вздох) Ну, почему ты всегда и все сводишь к национальности? Разве обязательно все на свете должно упираться в политику? Думаешь, что в Орлее не восхищаются Мэриком? Ещё как восхищаются! Знаешь, ничего так не захватывает воображение, как судьба мятежного принца.
  • Логэйн: Даже если он восстает против тебя?
  • Лелиана: Это самое главное. Тем интереснее он становится. Романтичнее. А то, что он сражался против рыцарского войска с горсткой необученных крестьян? Это ж вообще высшая доблесть!
  • Логэйн: Лелиана, это противоречит всякому здравому смыслу.
  • Лелиана: Здравый смысл тут не указ. А легенды вообще никому не подчиняются. Скажи, а ты никогда не заслушивался небылицами только потому, что от них дух захватывает?
  • Логэйн: Хм-м.
  • Лелиана: Можешь хмыкать сколько угодно. Сам знаешь, что я права.

Диалоги спутников

Dragon Age: Origins: Алистер · Винн · Зевран · Лелиана · Логэйн · Морриган · Огрен · Пёс · Стэн · Шейла
Awakening: Андерс · Веланна · Натаниэль · Огрен · Сигрун · Справедливость
Dragon Age: Witch Hunt: Ариана · Финн · Пёс
Dragon Age II: Авелин · Андерс · Бетани · Варрик · Изабела · Карвер · Мерриль · Себастьян · Фенрис · Таллис · Хоук
Dragon Age: Инквизиция: Блэкволл · Варрик · Вивьен · Дориан · Железный Бык · Кассандра · Коул · Сэра · Солас
Прочее: Диалоги заключенных · Диалоги ставки командования · Диалоги гонцов