ФЭНДОМ


Книга

Предыстория Себастьяна

История в истории
Себастьян
Автор: Дженнифер Хеплер
Перевод: kapxapot
«Целомудрие — не удел принцев.»
— Себастьян Вель

Предыстория Себастьяна — небольшой рассказ, написанный Дженнифер Хеплер и выложенный в сеть перед выходом «Dragon Age II». Повествует о событиях, предшествующих игре.

Персонажи

Иконка мужчины
Себастьян ВаэльСебастьян Ваэль

Себастьян

Класс: Разбойник
Деятельность: Брат Церкви

Специализация: Королевский лучник
Иконка девушки
Владычица Церкви ЭльтинаВладычица Церкви Эльтина

Эльтина

Деятельность: Глава Церкви Киркволла
Иконка мужчины
ЛеландЛеланд

Деятельность: Капитан стражи

Текст

Спойлер da2
«Мы стоим над пропастью грядущего. Мир ждёт своего часа, чтобы рухнуть в бездну.» — Флемет
Эта статья содержит спойлеры из Dragon Age II. Нажмите здесь, чтобы показать их.

Целомудрие — не удел принцев.

Я говорил себе это с того самого момента, как солдаты моих родителей приволокли меня в этот монастырь и оставили здесь гнить. Они сказали, что я навлекаю позор на семью Ваэль, что я буду камнем на шее своего старшего брата, когда придёт его время взять бразды правления Старкхевеном. На что я ответил, что коль уж мне суждено быть принцем, лишённым реальной власти, так пусть хотя бы этот титул будет мне полезен и откроет мне двери к земным удовольствиям.

«Себастьян?» — голос моего тюремщика, капитана Леланда из персональной стражи моих родителей, верного им до смерти. В данном случае до моей смерти. «Будут ли ещё какие-нибудь пожелания сегодня, Ваше высочество?»

«Всё в порядке». Пускай уходит. Мне нужно побыть одному. Мгновение, и вот его шаги гулким эхом отдаются о стены коридора. Это повторяется каждый вечер; он должен убедиться, что я остаюсь в своей камере, покорный и спящий.

Я развернул записку, которую нашёл под своей тарелкой в трапезной.

«Себастьян, я знаю, что тебе невыносимо находиться здесь. Если ты желаешь покинуть обитель, приходи к чёрному входу в полночь. Я сделаю всё возможное, чтобы никто нас не побеспокоил».

Женский почерк, мелкий и изящный. Я вновь задумался о том, кто же мог написать это. Скорее всего, другой неофит. На днях я заметил симпатичную девушку, что молилась у алтаря, возможно, она тоже была отдана в монастырь вопреки её воле.

Я проверил дверь. Я вёл себя хорошо, и у них не было причин начать запирать меня на замок. Я пробормотал короткую молитву: «Андрасте, помоги мне выбраться отсюда и…»

И тут ирония всего происходящего заставила меня остановиться и задуматься. Не то чтобы я не был верующим. Просто я был верующим по-своему. Я выучил Песнь, ещё будучи мальчишкой, и даже сейчас могу процитировать любой из её стихов. Я смиренно отдавал десятину от тех скромных денег, что я мог назвать своими. Я боролся за праведное дело; я сражался с тевинтерскими работорговцами, когда те осмелились ступить на землю Старкхевена, я был добр к нашим эльфам. И в ответ на это Андрасте помогала мне выбираться невредимым из весьма опасных переделок. До сего дня мне не казалось странным просить её помощи при завоевании сердца дамы или драки в баре. Но действительно ли я могу просить Её помочь мне избежать следования Ей?

Помоги мне бежать сейчас, беззвучно умолял я, и позже я исполню всё, чего бы ты ни попросила. Когда я состарюсь. Я с радостью приму обеты, когда я устану от этого мира, как дедушка, но не заставляй меня отказываться от моей жизни сейчас.

Мой лук в моих руках. Владычица Церкви Эльтина настояла на том, чтобы мне было разрешено оставить мои вещи, благодарение Создателю.

В конце коридора горит свеча. Я выпускаю стрелу, и она срезает фитиль, оставляя нас в темноте. Я выжидаю, но никто не приходит. Я один.

Я тихо бегу по тканому антиванскому ковру. Я привык действовать в темноте. В конце коридора большое окно, оно плотно закрыто, дабы не пропускать в помещение зимнюю стужу. Дерево стало тугим от влаги, и окно будет сложно открыть, но один удар плечом, и вот уже одна створка открыта в ночь. Снаружи Кирквольской церкви нет деревьев, но мне везёт. Одна из хозяйственных построек деревянная и достаточно высокая, чтобы послужить мне.

На моём бедре виток веревки, оставленный мне всё тем же загадочным благодетелем. Я завязал тугой узел за оперением стрелы и выпустил её. Подумав немного, я добавил пару строк к своей предыдущей молитве. Так, Андрасте, если ты собираешься позволить своим Матерям поймать меня, пусть, но сделай так, чтобы стрела держалась крепко. Я не могу придумать худшего способа умереть, чем сломать шею, пытаясь выбраться из церковного окна.

И, похоже, Она услышала, ибо верёвка упруга, стрела держится как влитая, хватка моя крепка, и вот уже через мгновение мои ноги на деревянной крыше, и я начинаю спускаться вниз.

Я замечаю, как внизу мелькнула тень. Долю секунды я сокрушаюсь, что обе мои руки заняты верёвкой, и, как следствие, я не смогу воспользоваться луком, который висит у меня за плечами. Но потом я качаю головой в осознании. Если кто-то меня заметит и попытается остановить, я не буду сражаться. У меня нет притязаний к служителям этой церкви, они хорошие люди, служащие Создателя в меру своих сил. Мои притязания направлены на родителей, которые направили меня сюда в качестве наказания и заставляют меня принять обет безбрачия, дабы обеспечить безопасность детей моего брата от конкурентов на престол, чьим отцом я могу стать.

Я не намерен убивать, чтобы получить свободу. Эта свобода — моя, и только я могу оценить её и осознаю, что она не стоит человеческой жизни.

Я спрыгнул наземь, и мои сапоги увязли в глине. И я увидел то, что раньше было от меня скрыто. В тени церковной стены меня ждёт далеко не один человек. Кто бы это ни был, это безусловно не мой загадочный пособник — она должна была прийти одна, без свиты храмовников. На секунду я задумался о том, чтобы развернутся и бежать, но всё, что составляет мою суть, воспротивилось этому. Если мне не суждено выйти из этой битвы победителем, то я, по крайней мере, сохраню своё достоинство. Бегство — не удел принца.

Вперёд вышла одна из фигур. Это седоволосая женщина, облачённая в алую мантию.

«Я вижу, что ты получил моё послание».

Моё сердце пропустило удар — может, всё же это мой мятежный неофит? Но потом я узнал этот голос. В конце концов, я слышал его на протяжении почти всей своей жизни, читающий Песнь в Киркволле, в Старкхевене, во всей Свободной Марке. Верховная Жрица Эльтина — Матерь всем верующим.

«В-ваша Милость», — проговорил я. Потом осознание нахлынуло на меня: «Это вы послали записку?»

Она повернулась к храмовникам. «Оставьте нас», — сказала она резко, но, увидев их сомнение, добавила: «Его высочество не представляет для меня угрозы».

Храмовники уходят, оставляя нас вдвоём в ночной тьме.

«Это вы послали записку?» Она кивает. «И верёвку». Она снова кивает. Я чувствую, что начинаю злиться. «Зачем? Чтобы увидеть, насколько я отчаялся? Вы находите это смешным?»

«Я написала эту записку, потому как понимаю, что ты чувствуешь».

«Я в вашей власти тут. Стоит ли насмехаться надо мной?»

«Себастьян». Её голос достаточно резок, чтобы заставить меня встретиться с ней взглядом. Её глаза светло-серые, мягкие и полные сострадания. «Я верна своему служению Андрасте, но это не делает меня глухой и слепой. Я знаю, что ты здесь не по своей воле».

«Я верующий, но…» — я почувствовал необходимость объясниться.

«Я знаю». Её голос низкий, грустный, и я понимаю, что она говорит правду. «Твои родители хотели использовать Церковь для укрепления своей позиции и поддержки своих политических устремлений». Она делает паузу. «Это не акт веры».

Она берёт мою руку в свою и разворачивает ладонью вверх. Она кладёт на мою ладонь тяжёлый кошель, полный монет. Я открываю его и смотрю внутрь: все монеты — золотые. «Это пожертвование, которое они сделали от твоего имени. Если эта жизнь не та, которую ты желаешь, используй эти средства, чтобы начать другую». Я ошеломлён и не могу оторвать от неё взгляда, когда её пальцы мягко заставляют мою ладонь сжать кошель. «Люди служат Создателю разными путями, Себастьян. Тебе не нужно принимать обеты, чтобы служить Ему».

Она улыбается мне натянутой улыбкой, что делает морщины на её лице более заметными, и разворачивается, чтобы уйти в помещение церкви. Голос возвращается ко мне, когда её рука касается двери.

«Но почему Вы это делаете?»

Эльтина разворачивается, и лунный свет создаёт вокруг неё светящийся ореол, и я почти уверен, что это не случайность. «Потому как никто не должен входить в церковь с чёрного входа», — говорит она. «Единственный, кто может принять на себя это обязательство, это ты сам, Себастьян. Парадная дверь всегда будет открыта для тебя».

С этими словами она скрылась внутри, оставив меня одного в ночи. Я взглянул на кошель, в котором было достаточно денег, чтобы навсегда освободить меня от семьи и титулов. Достаточно, чтобы начать жизнь, о которой я всегда грезил, быть свободным в исполнении своих капризов, быть свободным любить и смеяться, когда того захочу. Быть…

И тут в моём сознании пронеслись слова: бесполезным, бесцельным, эгоистичным, одиноким.

Я был в таверне, когда капитан Леланд нашёл меня. То ли это место, где я хочу встретиться со своим Создателем?

Неосознанно я двинулся вперёд, выходя из теней на свет факелов и под сияние луны.

«Спасибо», — прошептал я Андрасте за мгновение до того, как мои пальцы коснулись гладкой бронзы дверной ручки, и я вошёл в церковь. С парадного входа.

Спутники Dragon Age II

Dragon Age II: Авелин · Андерс · Бетани · Варрик · Изабела · Карвер · Мерриль · Фенрис
Принц в изгнании: Себастьян Ваэль Клеймо убийцы: Таллис
А также: Одобрение спутников · Романы · Предыстории спутников · Диалоги спутников

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.